КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Обыск в «Общественном мнении». Полицейские изъяли ноутбук отца Сергея Вилкова



Обыск в «Общественном мнении». Полицейские изъяли ноутбук отца Сергея Вилкова

Сотрудники УМВД по городу Саратову на сегодня завершили следственные действия в рамках уголовного дела о клевете, заведенного по заявлению депутата Саратовской областной думы Сергея Курихина.

Как рассказал корреспонденту ИА Свободные новости Сергей Вилков, из квартиры его родителей был изъят ноутбук отца журналиста. При этом обыск проводился без присутствия хозяев жилья, которые в данный момент находятся на даче.

«В квартире была только моя несовершеннолетняя сестра и ее подруга. Но это не помешало полицейским изъять компьютер», — пояснил журналист.

Ранее полицейские изъяли оргтехнику и электронные носители в квартире Сергея Вилкова, а также системные блоки, ноутбуки, флешки и карту памяти из фотоаппарата из редакции медиагруппы «Общественное мнение».

По словам руководства медиахолдинга, таким образом правоохранительные органы пытались парализовать работу редакции.

Ранее Сергей Вилков разместил на своих страницах в социальных сетях информацию о гражданине Сергее Курихине по кличке Мелкий, входившем в ОПГ «Парковские».

Вилков давно занимается журналистскими расследованиями, так или иначе касающимися деятельности Сергея Курихина. В открытую стадию конфликт между политиком и журналистом перешел после нападения на Вилкова в День печати. Корреспондент «Общественного мнения» предположил, что на него напали сотрудники УФСКН, которые являлись преподавателями в молодежном клубе «Патриот», спонсируемом Курихиным. После клуб закрылся.

Вилков подавал в суд иск о защите чести и достоинства к Сергею Курихину после публикации его комментария в СМИ (ИГ «Четвертая власть») о деятельности журналиста и редакции. Однако суд отказал Вилкову в его требованиях, так как на суде директор «Четвертой власти» пояснил, что фраза, ставшая предметом иска, не была произнесена Курихиным, а стала последствием вольного пересказа автора заметки.