КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Без права на… право?



Без права на… право?
Автор: Павел Ангелинин

МК в Саратове

№05 (962) 27.01.2016

Жители разных городов Саратовской области не перестают удивляться решениям, принимаемым местными служителями законности.

Гражданам нашей страны так часто повторяют, что они живут в правовом государстве, что некоторые из них даже начинают в это верить. Но, увы, как же обидно бывает такую веру потерять. При этом обставлено всё так, что не особенно придерёшься: есть решения судов, советов депутатов, представителей органов охраны правопорядка. И людям остаётся только недоумевать: получается, что их соседи живут в подлинно правовом государстве, а они сами — нет. Вот об этом мы хотим сегодня рассказать на примере разных историй, рассказанных читателями нашей газеты.

Автомойка вместо детской площадки

Депутаты Краснокутского городского собрания не хотят слышать мнение людей и решение суда.
Мойка машин под красивым названием «Автокосметик» появилась под окнами дома № 14 по улице Садовой в Красном Куте в
2014 г. Она находится всего в 25 метрах от жилого здания, на зелёной лужайке, где раньше играли дети, при этом родители не боялись, что ребёнок, например, попадёт под машину, поскольку таковые сюда не заезжали. Теперь всё по-другому: автомобили идут на мойку и детей туда больше не пускают, потоки грязной воды текут в речку. Жильцов дома это возмущает. От их имени выступает Андрей БАБАЕВ, в прошлом году направивший в суд заявление с просьбой изменить ситуацию в зоне рекреационного развития, где строительство запрещено.
— Мы думали, что представители районной и городской власти выступят на стороне граждан, в защиту их нарушенных интересов, — говорит Андрей Васильевич. — Но не тут-то было. Эту автомойку установил, нарушив все санитарные нормы, начальник местной пожарной части, оформив её на свою жену, как частного предпринимателя. Ему разрешили поставить гараж, но не на этом участке, а дальше от дома. Вскоре гараж превратился в действующую мойку, и добиться её сноса нам пока не удалось. Хотя есть решение районного Краснокутского суда от 2 ноября 2015 года, где прямо указано: «Обязать индивидуального предпринимателя КУРДУПОВУ Наталью Анатольевну запретить эксплуатацию автомойки. Обязать КУРДУПОВА Евгения Александровича снести нежилое здание. Признать незаконным постановление администрации Краснокутского муниципального района о предоставлении в собственность земельного участка».
Однако воз, то есть автомойка, и ныне там. Правосудие не свершилось, более того, были организованы публичные депутатские слушания по вопросу перевода участка, где она расположена, из зоны рекреационного развития в зону транспортной инфраструктуры. С таким предложением к народным избранникам обратился начальник пожарной части Курдупов.
Ранее, 10 октября 2015 г., депутаты всё же проголосовали за то, чтобы зона оставалась такой, какой была, — никаких изменений. Но затем возникло ещё одно препятствие на пути исполнения решения суда.
— Совершенно неожиданно для нас с протестом на решение Совета депутатов выступила прокуратура Краснокутского района, — говорит адвокат Михаил КОСАРЕВ, представляющий интересы жильцов дома № 14 по улице Садовой. — В нём говорится, что принятым решением «нарушаются права заявителя, обратившегося с предложением об изменении вида территориальных зон, а также правообладателей иных земельных участков, в отношении которых проведены публичные слушания». При этом не указано, положениям какого закона противоречит решение суда. В итоге 25 декабря минувшего года прошли ещё одни слушания, и теперь депутаты проголосовали за прямо противоположное решение — изменить статус зоны, как того хочет владелец автомойки.
Ситуация пока никак не разрешилась, автомойка стоит, где стояла. Жильцы дома во главе с Андреем Бабаевым продолжают борьбу и недоумевают: почему интересы одного человека оказались важнее их общих интересов? Ответ на этот вопрос впереди.

Труба раздора и несчастья

Военный пенсионер в Хвалынске оказался заложником собственного водопровода
Выражение «Дело — труба!» означает, что кто-то попал в крайне неприятную ситуацию, из которой не видно выхода. В последние два года военный пенсионер Геннадий ПОПОВ, которому сейчас 66 лет, имел возможность (вернее, имел несчастье) убедиться в том, что труба — в его случае водопроводная — действительно может стать причиной больших бед.
В 2006 г. Геннадий Маркович, после
25-летней службы в ВВС России, купил домик на набережной маленького городка Хвалынска, славящегося как один из красивейших уголков саратовской земли. Там он с женой прожил несколько лет в счастье и покое, наслаждаясь тишиной и природой. Но с
2010 г. жизнь бывшего защитника Родины резко изменилась.
Как рассказал Попов во время своего визита в редакцию, проблемы начались после того, как соседний участок приобрёл на имя своей матери некий частный предприниматель Павел КОЛОСКОВ, имеющий овощной ларёк на местном рынке. Он начал там строительство дома с использованием экскаватора и прочей строительной техники. Всё бы ничего, но через этот участок проложен водопровод, питающий домовладение пенсионера и его соседа — сотрудника полиции. Соседи сразу же заметили, что новый хозяин вмонтировал туда врезку и стал пользоваться их водой, как своей.
Но и это было не самым страшным. В конце 2013 г., когда двухэтажный особняк был полностью построен, у них вовсе отключилась подача воды на целые сутки. Видимо, она понадобилась владельцу монументального строения.
— Тут уж мы не выдержали и написали заявление в хвалынский водоканал с просьбой проверить нашу линию на предмет незаконного подключения и обязать предприимчивого соседа ликвидировать «левую» врезку, — рассказывает Геннадий Попов. — Но, как выяснилось, мы не представляли себе, на кого замахнулись…
Получив счёт от водоканала на сумму 103 тыс. руб. за несанкционированное пользование водой, господин Колосков, недолго думая, перекрыл подачу воды в дома соседей — это было 7 февраля 2014 г. В тот же день Попов и его сосед обратились в полицию с заявлением. Участковый прибыл на место, но после короткого разговора с предпринимателем ушёл обратно, видимо вполне удовлетворённый. Тогда «обезвоженные» обратились в Вольский районный суд, не видя иного способа отстоять свои права. Пока вершились «суд да дело», возили воду в бидонах из колонки.
И вот настал час суда — 21 апреля 2014 г. Решение судьи повергло истцов в подлинный шок.
— Оказывается, я виноват в том, что не испросил разрешения на прокладку водопровода у бывших собственников участка, по которому он проходит! — с изумлением говорит Геннадий Попов. — А водопровод был проложен в мае 2005 г. за год до того, как я приобрёл свой дом. Вся разрешительная документация на него была получена бывшим собственником купленного мною дома. А на тех участках, где проложили трубу, на тот момент вообще никто не жил — стояли остатки двух сгоревших строений, владельцами которых были сильно пьющие люди, один из которых сам погиб в огне. У кого я должен был спрашивать позволения?
Но это ещё далеко не всё. Судья признала, что теперь нарушены права предпринимателя Колоскова на пользование своим земельным участком и военный пенсионер, по чьей вине это якобы произошло, обязан эти нарушения устранить. И не как-нибудь, а «путём демонтажа водопровода, проложенного под землёй, и водопроводного колодца». То есть разрушить имеющуюся коммуникацию и за свой счёт провести новую. 22 октября 2014 г. областной суд оставил это решение в силе.
Сосед-предприниматель, впрочем, решения облсуда не ждал — 7 августа 2014 г. он вновь перекрыл воду, лишив полива огороды на прилегающих участках. Военному пенсионеру пришлось выложить 40 тыс. руб. за новую водопроводную линию — старый водопровод демонтировали сотрудники водоканала — отключили его и заглушили.
Но сюрпризы хвалынской Фемиды для Попова на этом не закончились. Судья разъяснила ему, что он обязан… лопатой выкопать пустую трубу длиной 24 метра с двухметровой глубины, поскольку она там очень мешает владельцу участка Колоскову. Попытки инженера-специалиста доказать, что технологический демонтаж означает отключение трубы от подающего источника и заглушку коммуникаций, а выкапывание трубы, да ещё вручную — нонсенс, успеха не принесли, в суде его попросту не стали слушать.
Дальнейшее развитие конфликт двух соседей получил в конце мая 2015 г. По утверждению Геннадия Попова, он попытался исполнить решение суда и в этот момент оппонент… дважды его ударил. Последовали лечение в больнице и заявление в суд, который признал предпринимателя полностью невиновным. При этом врачи хирургического отделения Хвалынской райбольницы подтвердили, что лечили пациента Попова от сотрясения головного мозга и закрытой черепно-мозговой травмы, но… диагноз был поставлен лишь с его слов.
— Получается, что диагнозы у нас ставят сами пациенты, а врачи чётко следят за тем, как бы они не подтвердились, — с горечью констатирует ветеран российских ВВС.
В этой истории рано ставить точку, поскольку теперь последуют обращения к Уполномоченному по правам человека в РФ, в приёмную Президента страны и во все остальные инстанции, где военный пенсионер надеется найти справедливость. Не подвергая сомнению обоснованность решений суда (СМИ это делать не вправе), хотели бы заметить, что отдельные их положения вызывают некоторое чувство недоумения.  Поэтому будем следить за дальнейшим развитием ситуации и информировать об этом читателей.

Собачья трагедия

Убийство двух четвероногих друзей молодой женщины её сожителем осталось безнаказанным
Жительница Балашова Екатерина КОРОЛЁВА очень любит домашних животных. В последнее время утехой её дней была чихуахуа Мася, которой в прошлом году исполнилось шесть лет, большую часть из них она прожила с любящей хозяйкой. А совсем недавно в доме появилась ещё одна питомица — семимесячный йоркширский терьер Бусинка. Собачки были совсем маленькие: Бусинка весила всего 2 килограмма 200 граммов, а Мася и того меньше — 1 килограмм 700 граммов. Но при этом очень ласковые, любили играть с гостями, приходившими к Екатерине, и ни разу никого не укусили, даже шутя.
Кроме собачек в квартире до недавних пор проживал 32-летний Андрей, как сейчас говорят, бойфренд хозяйки. И он её добрых чувств к четвероногим друзьям не разделял. Считал, что от них только грязь и беспорядок в доме. За то недолгое время, что Андрей и Екатерина жили вместе, не раз они из-за этого ссорились. А однажды в квартире и вовсе разыгралась настоящая драма.
— 9 декабря 2015 года я пришла домой и увидела спящего на диване Андрея, — говорит Королёва. — Собачек не было ни видно, ни слышно, хотя они всегда меня встречали. Зашла на кухню и увидела Масеньку, лежавшую на своей подушке. Она была мертва, а рот измазан рисовой кашей, которую она никогда не ела. Я испугалась, стала звать Бусинку. Тут проснулся Андрей, прошёл в ванную комнату и достал мою девочку-йорка из-под ванной. Она тоже была мертва и тоже с рисовой кашей во рту. Я своих малышей всегда кормила специальной пищей суперпремиумкласса, потому что работаю в зоомагазине. У них к тому же аллергия была на некоторые продукты. О рисовой каше в рационе и речи не могло быть. А Андрей уверял, что они поели кашки и отравились.
Мужчина поспешил закопать питомцев своей подруги, завернув их в одеяло. А она не верила, что они отравились. Тем более на одеяле оказалась кровь. Через день вместе со своей знакомой Екатерина откопала маленьких собак и увидела, что их головки размозжены.
Вскрытие в ветеринарной лечебнице показало, что чихуахуа и йоркширский терьер скончались от сильных ударов по голове. Андрею пришлось искать себе другое место жительства. А по заявлению Екатерины Королёвой участковый уполномоченный полиции стал проводить проверку на предмет возбуждения уголовного дела по статье 245 УК РФ — «Жестокое обращение с животными».
Андрей, кстати, во всём признался. Пришёл домой и якобы наступил в собачьи фекалии. Разозлился и ударил братьев меньших ногой по головам со всей силы. Потом уснул. О том, что животные скончались, догадался только тогда, когда его разбудила Екатерина.
— В возбуждении уголовного дела было отказано, — вздыхает Королёва. — В постановлении от 21 декабря 2015 года сказано, что в действиях Андрея не было хулиганских и корыстных методов, они совершались не в присутствии малолетних детей и «без применения садистских методов», то есть не расчленял тела собак и не снимал с них заживо шкуры. А ведь он вымазал им рты рисовой кашей и спрятал Бусинку под ванну, значит, хорошо понимал, что сотворил, и старался скрыть следы убийства моих собачек. Почему-то не учтено, что тем самым мне нанесён значительный материальный ущерб — малыши вместе стоили почти пятьдесят тысяч рублей, с моей зарплатой в семь тысяч я нескоро смогу позволить себе завести других  домашних питомцев. Но его жестокость осталась безнаказанной, и никто не собирается возмещать мне ущерб. Где же справедливость?