КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Иногда они возвращаются



Иногда они возвращаются  - Общественное мнение Саратов Новости Сегодня
Парадокс, свойственный российской провинциальной жизни: при приближении выборного цикла на политико-медийной арене, вдруг, с набором известных номеров, появляется не амбициозная молодежь, а люди куда более старшего возраста, с именами, которые, казалось, навсегда ушли в историю. Из той породы профессиональных начальников, о которой хорошо сказал писатель Алексей Николаевич Толстой: «Это были люди старые, известные, – кроме разорения, лихоимства и беспорядка и ждать от них было нечего».
Конечно, и молодые люди, мечтающие о звездных карьерах, и среднее поколение политиков, так или иначе, примериваются к наступившему электоральному циклу. Однако именно потуги «исторических личностей» вернуться к большим делам и раскладам, вызывают у наблюдателей кислые ухмылки и целый ворох вопросов. Типа, возраст такой, что пора думать о душе, и спокойно встречать старость, тогда зачем вам вся эта суета, беспокойство, странные люди вокруг, альянсы и переговоры, явно недостойные былого статуса? Не о постыдной ли, не проходящей и через годы, зависимости от власти, сродни наркотической, идет речь? Или о банальном желании «заработать»?

Здравый смысл против политического темперамента
Давайте предметно. Саратовские СМИ неоднократно сообщали о желании принять участие в предстоящих госдумовских выборах двух ветеранов местной политики – экс-губернатора Дмитрия Аяцкова и бывшего балаковского мэра Алексея Саурина. Забавно, что изначально члены одной команды, а потом яростные антагонисты, они заметно повлияли на политические пути-дороги друг друга. И вообще, в их судьбах прослеживается определенный параллелизм. В результате противостояния с губернатором Аяцковым, Алексей Саурин лишился поста мэра в Балаково и даже – на короткое, впрочем, время – свободы. Однако, надо думать, и беспредел в отношении Саурина (история балаковского противостоянием широко освещалась в СМИ и вышла на федеральный уровень) повлиял на политические перспективы Дмитрия Федоровича: в 2005 году он перестал быть саратовским губернатором. Оба деятеля неравнодушны к охоте и литературе (Саурин написал шесть книг прозы, Аяцков возглавляет Приволжскую книжную плату). И того, и другого можно отнести к руководителям, в деятельности которых силен элемент нахрапа и авантюризма: достаточно сказать, что оба оставляли после себя несметные долги, с которыми долгое время пришлось разбираться их преемникам.
Оба, как считают наблюдатели, собрались нынешним сезоном в Государственную Думу.
Кипучей натуре Дмитрия Аяцкова не то, чтобы крайне необходимо представительство в парламенте как венец земной карьеры. Но он остро чувствует свою сегодняшнюю невостребованность – и дело даже не в опыте (действительно, немалом), но чрезмерном политическом темпераменте. Статус аксакала местного значения и политического аутсайдера в одном флаконе категорически его не устраивает. (Но ведь и впрямь – каково экс-губернатору на скромной должности советника нынешнего главы региона, да еще с комической формулировкой – «по аграрным вопросам»). Дмитрий Федорович пытался строить альтернативную карьеру – с удовольствием принял лидерство в местном отделении сверхпатриотического Изборского клуба (хотя, в бытность у власти, расценивался, скорее, как либерал, да и его близость к Ельцину – отнюдь не легенда). Подумывал о том, как возглавить местную Общественную Палату – не вечен же на сей должности вечный наш Александр Соломонович? Однако общественная деятельность вряд ли удовлетворяет столь бурный темперамент (да и не продвинулись оба проекта сколько-нибудь заметно). Поэтому он, как Василий Тёркин, «согласен на медаль» – любое, в общем-то, повышение статуса, которое минимально не противоречило бы его былым званиям и регалиям. Депутатство в Госдуме – идеальный вариант: тут и возможность периодически вырываться в столицу (Саратов Дмитрию Федоровичу явно стал тесноват), и сохранение лица перед земляками.
Понятной была бы и выборная стратегия самого знаменитого из наших «бывших» – из ностальгии по аяцковским временам, которая в определенном виде в обществе присутствует, можно изготовить нехитрый, но съедобный электоральный супчик. Ведь и впрямь Дмитрий Аяцков умел предложить области какую-никакую региональную идентичность, талантливо использовал возможности пиара и самопиара, да, правду сказать, и работал первые годы практически на износ.
Мое личное мнение – такой депутат, как Дмитрий Федорович, был бы весьма полезен Саратовской области, для ее имиджа и в рассуждении создания медийных поводов из любого сора. При одном, впрочем, условии – если бы область была процветающим регионом, без проблем бюджетных и с решенными дорожными, словом, субъектом, способным потянуть такого депутата, как Дмитрий Аяцков.
Но, похоже, все разговоры о возможном депутатстве Дмитрия Аяцкова – очередной журналистский фейк и вброс. Дмитрию Федоровичу в высокой степени свойственен не только темперамент, но и здравый смысл, с таким трудом обретенный, который просто не позволит по макушку влезть в рискованную игру с неизвестным результатом. Жизнь научила Аяцкова отбрасывать самые кричащие соблазны и никогда не идти наперекор «центральным убеждениям». Так что от шоу «ДФ кандидат в депутаты» мы, скорее всего, в этом сезоне избавлены. Что, разумеется, плохо для зрелищности выборов, но для рисунка судьбы Аяцкова наверняка хорошо.

Отставной не боец
У Алексея Саурина если и есть причины для охоты за депутатским мандатом – они куда менее романтические.
Но сначала давайте вспомним, что по результатам изнурительного противостояния Дмитрия Аяцкова и Алексея Саурина в 2000-2001 гг. (а причины его были банальны – напрямую избранный балаковский мэр губернатору казался слишком самостоятельным), Алексей Иванович лишился не только кресла, но и свободы – его отправили за решетку по вполне смехотворному поводу – силовики еще были послушны губернатору. Саурин тогда для многих превратился в символ сопротивления «режиму», «тирании» и реальному беззаконию. При этом (тут уже мои личные наблюдения) подлинным бойцом Алексей Иванович всё-таки не был, не тот характер – просто на тот момент его подхватила стихия, да и группа поддержки подпитывала опального мэра энергиями. А группа эта была активна, разношерстна и способна на поступки: хорошо помню, как мы, молодое тогда издание «Общественное мнение», провели у себя в редакции пресс-конференцию Саурина, буквально перед его посадкой. Вызвали не только ажиотаж, и некий клубок проблем в собственный адрес. Впрочем, многие из сторонников Саурина получили свой набор из черных меток, черных же списков и преследований. Со своими проблемами эти достойные люди остались практически наедине: Саурин уже делал столичную карьеру, и на балаковские дела не отвлекался. Что, как мне кажется, характеризует политика определенным образом.
По результатам той балаковской истории с Алексеем Ивановичем начинают происходить чудеса, и у чудес этих есть имена, фамилии и отчества влиятельных друзей. Собственно, им преследуемый Саурин обязан всем – не исключено, и самой жизнью, а уж добрым именем – совершенно точно. Уголовное дело в отношении него (и без того высосанное из пальца) стремительно засыхает, Саурин выходит на свободу и получает нехилую федеральную должность – руководителя Департамента по охране и развитию охотничьих ресурсов Министерства сельского хозяйства Российской Федерации. Проще говоря, главного охотоведа России в генеральском статусе. Это не просто удалась жизнь чиновничья – это для людей типажа Алексея Ивановича праздник, который всегда с тобой – любимое дело, неограниченный корпоративный туризм, головокружительные связи. И огромное количество свободного времени – не случайно Саурин вполне профессионально (хотя бы по количеству затраченного времени) увлекся литературой. Где уж тут помнить о преследуемых балаковских товарищах, которым обещал вернуться на белом коне и победить всех общих врагов. Белый конь, может, и случился, да устремился в совсем другую сторону.
C 2004 года Алексей Иванович – заместитель Руководителя Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору. Главный «по цветам», что не только эстетично, но, говорят, и весьма доходно.
Всё, однако, когда-нибудь завершается, госслужба особенно, и достигнувший в прошлом году 65-летия Алексей Иванович вышел на пенсию. Зачастил в Балаково, о котором не шибко-то вспоминал все эти годы, и вот, наконец, информация, с которой мы начали – о желании Саурина участвовать в госдумовских выборах. Надо полагать, именно по Балаковскому одномандатному округу, поскольку в других округах известность у Саурина нулевая, а о желании какой-либо из партий включить его в собственный список тоже пока ничего не известно.
Конечно, в желании и дальше служить государству нет ничего предосудительного, и всё же государство само ограничивает подобные порывы, самим понятием пенсионных возрастов – не декларативно, но вполне прозрачно. Да и не может Алексей Иванович не понимать, что героический период его биографии давно позади, а сейчас он – обычный отставник средневысокого ранга, каких в России многие тысячи. Что в этом невеликом статусе можно предложить землякам, каким увлечь их идеями и проектами? Если только в духе известного киногероя: «Здравствуй, Люба, я вернулся»…

Альянс с олигархом
Политолог Дмитрий Олейник полагает, что шансы Саурина весьма скромны, да и вообще сомневается в его политических планах:
- Во-первых, округ включает в себя не только Балаково, но и ряд заволжских районов, где о Саурине знают мало. Во-вторых, в самом Балаково, фактически сменилось поколение с момента его ухода, и рассчитывать на прежнюю поддержку не приходится. И в-третьих, я оцениваю его шансы как достаточно низкие, зачем эти разочарования в почтенном возрасте? Хотя, я не исключаю, что истории с «выдвижением» Саурина, это просто шутка. Он человек творческий, вполне мог пошутить и забыть уже об этом. Ведь кроме одной цитаты в газете «Суть» и нескольких перепечаток в других местных СМИ никаких подтверждений его желанию выдвигаться на сегодняшний день нет. Думаю, что если его желание серьезно, то как опытный политик, он закажет соцопрос, чтобы уточнить свои шансы и примет соответствующее решение, – предполагает политолог.
Впрочем, я сразу сказал – вряд ли госдумовские амбиции Саурина продиктованы романтическими порывами. Скорее, на кону соображения, которые принято именовать шкурными – всё же выдвижение в ГД – шанс не просто засветиться, но и, что называется, набить себе цену с целью в дальнейшем выгодно поторговаться, конвертировать имя в реальный капитал. Плюс гордыня и тщеславие, которые могут использоваться самыми разными политическими силами. В чьих руках Саурин – удобный объект манипулирования.
В Балаково общеизвестно, сколь давняя и тесная дружба связывает Алексея Саурина с тамошним олигархом, коммунальным и энергетическим бароном Михаилом Кискиным. (Кстати, шеф и партнер Кискина – Павел Ипатов – был одним из главных гонителей Саурина в памятные годы). Любопытно и пикантно отчасти, что Кискин оплачивал даже литературные амбиции Саурина – сам Алексей Иванович не скрывает, что Михаил Юрьевич финансировал издание нескольких его книг.
Между тем, Кискин сегодня – серьезный игрок на бизнес-поляне Балаково. Его давний оппонент Андрей Данилов, в разные годы работавший заместителем главы районной администрации по коммунальной сфере, даже обратился к начальнику УФСБ по Саратовской области генерал-майору Игорю Завозяеву, где поделился своими опасениями: олигарх якобы планирует дестабилизировать обстановку в районе накануне выборов в Государственную думу – вплоть до массовых народных волнений, чтобы усилить позиции своих политических креатур. «Михаил Кискин осуществляет целенаправленные мероприятия по организации дестабилизирующих действий в преддверии выборов 2016 в ГосДуму РФ, – пишет Андрей Данилов – Кискин и организованная группа лиц при осуществлении мероприятий по организации дестабилизирующих действий в преддверии выборов очевидно преследует как политические так и корыстные интересы». Об этом на портале «Общественное мнение» рассказывается в материале «Ждет ли Балаково предвыборная мусорная революция?». Кискин – не политик, но добиться выгодных для себя экономических условий – вполне в его духе.
Так что выдвижение Саурина в ГД вполне может быть элементом политической игры Михаила Кискина с целью шантажа и повышения «договороспособности» власти.
Известный журналист Салимжан Гайсин, давно работающий в Балаково, полагает, что и выдвижение Саурина в ГД – реально, и связь его с Кискиным – очевидна.
- Саурин уже побывал в Балаково и заявил о своем желании баллотироваться в Госдуму. Насколько я знаю, сейчас создается команда поддержки Алексея Ивановича. Ну, другими словами, предвыборный штаб. Пока не очень понятно, на какие ресурсы Саурин будет рассчитывать. Достоверно известно, что у Саурина давняя дружба с Михаилом Кискиным. И тот уже тоже начал работу по поддержке Саурина. Есть ряд предпринимателей, творческих личностей, которые хорошо помнят Саурина и готовы ему помочь. Ни на кого из местных политиков, местные отделения партий ему рассчитывать не приходится. Там есть свои «герои» – у «Единой России», коммунистов и ЛДПР. Вакантно место от «Справедливой России». Но у этой партии мизерный шанс на поддержку. К Саурину у балаковцев двоякое отношение. Одни помнят его как борца, эдакого героя, не зная, что Саурин хозяйственник никудышный, да и политик средней руки. Другие помнят его, как легкомысленного мужика в широком понимании этого слова. Третьи хорошо знают, что за 15 лет Саурин почти забыл город и не зарекомендовал себя ни одним проектом, как говорится, на благо балакоцев. Так что о популярности говорить очень сложно. Все зависит от того, какие ресурсы его будут поддерживать и как поведут в информационном поле его соперники, – заключает журналист.
Тезис Салимжана Гайсина о «никудышном хозяйственнике» можно пояснить небольшим примером: мэр Саурин оставил после себя долги в Балаковской администрации за потребленную электроэнергию. Поставщикам не платили с 1997 по 2001 гг. (весь период мэрства Саурина), накопилась гигантская по тем временам сумма в 800 миллионов рублей (средняя зарплата составляла в начале нулевых полторы-две тысячи рублей). Когда говорят, зачем, дескать, ворошить прошлое и выводить современные беды из огрехов прошлых администраторов, в этом есть определенный смысл. Однако исполнительные листы по «сауринским долгам», которые до сих пор идут в администрацию Балаково, – дополнительный аргумент в пользу того, что старое поминать иногда необходимо. Простые балаковцы сегодня продолжают платить за былой волюнтаризм Алексея Ивановича.
…Если наша версия справедлива, и Саурина хотят использовать в чужой циничной и прагматичной политико-коммерческой игре, ему остается только посочувствовать. Ничего, кроме стыда и разочарования, такая компания ему не принесет, а в его возрасте эти эмоции могут быть разрушительны для душевного, да и физического здоровья.
В качестве иного примера, можно взглянуть на, в некотором роде, политических ровесников и коллег Алексея Саурина. Речь я веду о Павле Ипатове и Юрии Аксененко и их модели поведения в условно-пенсионном возрасте. Павел Леонидович вернулся в родной атомный бизнес, увлекается личной и светской жизнью. Юрий Николаевич пенсионерит, много времени проводит в семье и церкви. И, правду сказать, такая спокойная, респектабельная, уважающая себя старость выглядит гораздо достойней неуместных театральных номеров с попытками вечного возвращения в большую политику. Слов нет, даже в почтенном возрасте вариантов судьба может предложить немало, вот только репутация у человека – одна.