КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Четыре сестры



Номер журнала: №3(193), март 2016 г.
Четыре сестры - Общественное мнение Саратов Новости Сегодня
От редакции. По большому счёту, нынешние парламентские партии, представленные в Госдуме, запараллеливаются с сёстрами-героинями художественного фильма Ильи Хржановского «4». И не только потому, что близняшек в фантасмагорической ленте столько же, сколько политсил представлено (точнее — допущено) в российском парламенте, но и вследствие того, что четыре системных партии с годами становятся похожими друг на друга в части основных идеологических установок — поддержка внешнего курса страны, соревнования в запретительстве и ура-патриотизме. Конечно, разница между ними существует, но в период любого застоя (и нынешнее положение дел в России — не исключение) всякая кочка на политической равнине начинает казаться Эверестом, а политическая повестка вязнет в подковёрных междусобойчиках, ветхозаветных цитатах и мышином житии святых… Тем не менее, с начала 2016 года в стране стартовала предвыборная гонка за раздел шкуры госдумского медведя. «Четыре сестры» российской политики готовятся к этому событию, как умеют — одни встраиваются в сложившиеся конфигурации на местах, другие, напротив, будоражат повестку радикальными трендами. О том, как это происходит,— в материале Алексея Колобродова.Жизнь после съезда
По предложению Дмитрия Медведева, XV съезд партии «Единая Россия», посвященный разнообразным выборным хлопотам, пройдет в два этапа — первый стартовал 5 февраля, а второй состоится после проведения предварительного голосования, когда указ о назначении выборов в Госдуму будет подписан президентом.
Большинство мало-мальски интересующихся политикой граждан в курсе принципов предстоящих партийных праймериз, в которых принимают участие и беспартийные граждане, не имеющие судимости и бизнес-активов за рубежом. Обязательны для кандидатов «ЕР» также участие в дебатах, организованных как «Единой Россией», так и другими партиями. Вместе с тем, есть ощущение, что партия власти заметно отстает от повестки, диктуемой самой жизнью. Конечно, ситуация применима ко всем парламентским партиям — никто не демонстрирует особого прорыва и динамизма. Однако если партии системной оппозиции всегда могут прислониться к протестным настроениям или «включить популизм», то «ЕР» такой возможности лишена (разве что разрешены, как свидетельствуют инсайдеры, единичные нападки на отдельных членов правительства). Да и вряд ли способны помочь тактические уловки, когда необходимы стратегические инициативы.
Да, есть ощущение отставания властной риторики от реалий сегодняшнего дня, считает политолог, член Общественной палаты Саратовской области Дмитрий Чернышевский.
«И не только относительно партий — но и правительства. После Крыма страна два года живет в условиях санкций (т.е. экономической войны против нас) и падения цен на нефть, а политика правительства остается неизменной, как будто на дворе все еще эпоха наибольшего благоприятствования в отношениях с Западом и высоких нефтяных доходов. Кроме простого сокращения расходов — никаких изменений. Это очень странно и опасно, все равно, что во время Великой Отечественной продолжать удовлетворять потребности трудящихся, а не фронта. «Единая Россия» в этом контексте — в русле правительства: наверное, не случайно возглавляет её председатель этого самого правительства. Рейтинг президента оторвался от рейтинга «ЕР», партия больше не воспринимается как пристяжная к Путину — и многие из тех, кто стоят за президента, в то же самое время могут быть критично настроены к «ЕР»… Если на съезде ничего не изменится, эти «ножницы» могут резануть партию на выборах»,— прогнозирует г-н Чернышевский.
«Скорее это не партии отстают,— полагает политолог Дмитрий Олейник,— а интерес СМИ к деятельности партий невелик, и это обусловлено тем, что во время кризиса читатели и зрители предпочитают видеть, как кому-то еще хуже, чем вникать в нюансы деятельности партий, от которых, по мнению немалой части россиян, мало чего зависит. На самом деле, партии очень активны в центре и куда меньше на местах. Фактически вся повестка международная или федеральная. Региональных инициатив, действительно, крайне мало. Губернаторы вполне могут стать основной мишенью для критики со стороны партий, причем независимо от демонстрируемой политической ориентации. Данные опросов показывают, что рейтинг региональных властей падает быстрее, и именно они, особенно самые непопулярные, рискуют расстаться с должностью в выборный год. «ЕР» находится в непростой ситуации, однако я не сказал бы, что она не проявляет инициативы. Наоборот, защита социальных гарантий занимает все больше места в инициативах партии, другое дело, что информационные поводы не всегда хорошо отрабатываются на региональном уровне».
Другой проблемой «Единой России» на предстоящих выборах наблюдатели считают расхождение партийных установок с позициями губернаторов, иногда доходящее до прямых конфликтов, как в Ульяновске (губернатор Сергей Морозов), Самаре, отчасти — Нижнем Новгороде (Николай Меркушкин и Валерий Шанцев соответственно). Подобные инциденты сказываются не только на рейтингах губернаторов, но и на общих перспективах властных команд на выборах.
С деятельностью власти, а следовательно, «Единой России», население так или иначе связывает копившиеся десятилетиями проблемы инфраструктуры и ЖКХ. Разразившиеся этой зимой крупные коммунальные аварии (список обширен — Ижевск, Кировская область, Саратов — и наверняка будет пополнен) должны не только определить направление и финансирование проектов, но и способны повлиять на электоральные настроения.

Иногда они возвращаются
По результатам выборного сезона в 2016-м многие наблюдатели прогнозируют «возвращение красного пояса». Сама КПРФ, в ходе партийного семинара руководителей региональных отделений в конце января, назвала регионы, где предполагает наиболее высокие для себя результаты голосования на выборах в Госдуму. Показательно, что в первую десятку этих субъектов попали традиционно либерально голосующие столицы — Москва и Санкт-Петербург, но нет ни одного региона Приволжья. При этом фактически второе лицо сегодняшней КПРФ — харизматичный и деятельный Валерий Рашкин — политическую карьеру начинал в Саратове.
Понятие «красного пояса» (регионы, где в ходе нескольких электоральных циклов коммунисты побеждали в федеральных и местных кампаниях и даже становились губернаторами) было широко распространено во второй половине 90-х годов и практически сошло на нет в 2000-х. Однако недавние громкие победы официальных левых в Иркутске (губернатором стал коммунист Сергей Левченко) и Новосибирске (мэр — член КПРФ Анатолий Локоть), экономический кризис и неизбежность протестных настроений показывают, что «возвращение красного пояса» — отнюдь не ритуальное заклинание самих коммунистов, но вполне реальная перспектива для ряда территорий. Впрочем, одних объективных факторов недостаточно — коммунистам необходимы серьезная работа с избирателями, значительные ресурсы, технологические новации. Из внешних обстоятельств — наличие раскола и шатаний в местных элитах.
Стартовавшую агитационную кампанию КПРФ специалисты оценивают не без иронического восхищения. Саратовский политтехнолог Денис Ястребов откликнулся в фейсбуке на появление свежей листовки: «Однако КПРФ бурно стартует весьма недурственным агитматериалом, жестко приватизирующим протестный электорат. После прочтения так и хочется спросить: «Слышь, вы че такие дерзкие ?!»…))) Не хватает, разве что, клича «Доколе!»…))) и уже от части перехваченного эсерами «Правительство Медведева в отставку!»…)))».
Политтехнолог, советник губернатора Ульяновской области, Лев Павлючков, вообще советует внимательнее присмотреться к заявленным в мажоритарной части списков представителям КПРФ: «Ограничить тех же коммунистов в ведении кампании «несистемными» методами, как показывает практика,— невозможно. И что за люди пойдут от КПРФ в одномандатных округах? Я думаю, это будут люди с деньгами и серьезными мотивами. В целом кампания по накалу может напоминать выборы в Госдуму 1999 года».
Политолог Дмитрий Олейник подчеркивает: нельзя объявлять КПРФ однозначным бенефициаром как левой, так и патриотической повестки. «Теоретически шансы у КПРФ неплохие: экономическое положение значительной части избирателей ухудшается и левые идеи становятся более популярны, но дело в том, что КПРФ многие годы позиционировала себя не как левая партия, а как ностальгическая альтернатива рыночным переменам. Однако за последние годы многие тренды, связанные с СССР, перехвачены другими партиями, и в первую очередь, партией власти. Возвращение Крыма и рост геополитического влияния России относят к заслугам Владимира Путина и связывают с партией власти. Стилистика и риторика, а также преобладающий социальный фактор в программных заявлениях «Единой России» с учетом её административных возможностей способствует переходу части избирателей к ней, а возвращение таких конкурентов, как «Родина», во главе списка которой может оказаться Сергей Глазьев, только усугубляет ситуацию. Кроме того, КПРФ долгие годы экономит на эффективных политтехнологах, предпочитая обходиться собственными силами, что лишает её возможности использовать современные электоральные технологии. Совокупность этих факторов говорит о том, что КПРФ получит результат, близкий к выборам 2011 года. Что касается шансов по одномандатным округам, КПРФ может получить 20-25 депутатов, из которых 3-4 — в регионах Приволжья. В числе этих регионов я бы назвал Кировскую область, Пермский край, Нижегородскую область, возможно, Самарскую и Саратовскую, где у Ольги Алимовой есть определенные шансы в связи с тем, что сильный кандидат от «Справедливой России» Зинаида Самсонова отказалась выдвигаться в округе, в котором она имеет заметную поддержку, а кандидат от «Единой России» Михаил Исаев недостаточно известен и, возможно, не обладает достаточными ресурсами»,— полагает г-н Олейник.
Наблюдатели считают: еще один, практически обязательный фактор удачного выступления КПРФ на выборах,— возможный тактический альянс на выборах коммунистов и представителей региональной власти. Или, что еще вероятнее,— тех или иных элитных групп.
Дмитрий Олейник продолжает: «Публичного альянса, скорее всего, не будет нигде, но в некоторых областях возможна негласная поддержка кандидатов от КПРФ. Не хотелось бы вдаваться в конспирологию и упрекать власти некоторых областей Среднего Поволжья в скрытой поддержке кандидатов КПРФ, но такая ситуация вполне возможна, если главы этих регионов с трудом находят общий язык с руководством «Единой России». Скажем так, таких областей две или три, и они на слуху. Что касается республик, здесь шансы прохождения кандидатов по одномандатным округам невелики, а процент голосов за партийный список будет немного ниже общефедерального. В целом, представительство депутатов-коммунистов от ПФО или сохранится, или незначительно уменьшится».

Радикализм второй свежести
Партия «Справедливая Россия» вступила в предвыборную гонку весьма громкими и даже, по нынешним раскладам, радикальными политическими инициативами: фактически ультиматум премьер-министру Дмитрию Медведеву «Делай или уходи». Предполагается сбор подписей (справедливороссы заявили о желательной цифре в 10 миллионов) под обращением к главе правительства с требованием отменить непопулярные решения кабинета министров или уйти в отставку. Кроме того, «СР» выступила за мораторий платы за капремонт в жилых домах, полную отмену транспортного налога, возврата налога на имущество на прежний (не конкретизируется — какой) уровень, освобождение от уплаты земельного налога собственников участков менее восьми соток.
Руководитель Центра социально-политических исследований и проектов, политтехнолог Сергей Поляков характеризует «Справедливую Россию» — как «партию второго выбора. Когда люди приходят на участки, за «Единую Россию» они, допустим, не готовы голосовать после заявлений Навального про жуликов и воров, за КПРФ — потому что там Ленин, Сталин, ГУЛАГ и тому подобное, за ЛДПР не готовы голосовать из-за националистической риторики, эпатажного поведения Жириновского и так далее. А вот эсерам, вроде как, и предъявить нечего. Хотя и особых заслуг у них нет. А если говорить грубо, эсеры пробавляются объедками со столов других партий»,— заявил г-н Поляков «Клубу регионов».
Собственно, эта второсортность так или иначе проявляется в партийном региональном строительстве — отделения в областных центрах опираются, главным образом, на энергию и ресурсы одного человека, как правило,— представителя бизнеса. Например, в Саратовской области региональное отделение возглавляет областной депутат и бизнесвумен Зинаида Самсонова. Представительство г-жи Самсоновой в законодательном собрании региона да недавняя пресс-конференция по федеральной повестке — такой имиджевый капитал саратовские эсеры имеют на старте выборного сезона. При этом саратовское отделение считается достаточно крепким.
Что касается громких заявлений «Справедливой России», давших старт партийной предвыборной кампании, мнения экспертов разделились — одни считают, что критика правительства позволит эсерам укрепить позиции в Госдуме, другие ставят подобную перспективу под сомнение. Наблюдатели сходятся во мнении, что протестная повестка «СР» практически скопирована у КПРФ.
«Естественно, в «СР» не могли спокойно наблюдать, как КПРФ аккумулирует протестный электорат, а «ЕР» начинает массовую кампанию по предварительному голосованию,— иронизирует г-н Олейник.— В результате, сделали то, что уже делали раньше: начали сбор подписей за введение пятилетнего моратория на сбор средств на капремонт и так далее».
Г-н Олейник обращает внимание на технологическую подоплеку сбора подписей: «Собственно, юридических последствий акция не предполагает, а подписи собираются на индивидуальных бланках с поручением в адрес Сергея Миронова. Бланк содержит персональные контактные данные подписавшего и его согласие на их обработку. Технологически — это актуализация базы потенциальных сторонников «СР» для ведения полевой работы в ходе предстоящих выборов. Цифра «10 миллионов» не случайна, столько избирателей партия хотела бы привлечь на выборы в сентябре, что дало бы «СР» свыше 15% голосов. Как раз тот результат, на который им хотелось бы надеяться. В чем могут возникнуть проблемы? Кампания дорогостоящая. Для реальной реализации данного проекта «СР» потребуются многие сотни миллионов рублей на организационную работу по сбору такого количества подписей, и это без учета избыточного воровства на местах. Сомневаюсь, что они захотят потратить такие деньги. Кроме того, у них нет достаточного количества активистов на местах, значит, придется нанимать людей со стороны, что увеличит расходы и добавит возможность фальсификаций. Думаю, практически это сведется к громким заявлениям в СМИ и какому-то количеству пикетов на камеру, хотя в тех регионах, где партия имеет сильные отделения и достаточно ресурсов, эта технология может сработать и дать необходимый результат».
Нижегородский политконсультант Дмитрий Чегин советует не искать в инициативах справедливороссов конспирологической подоплеки: «Из всех парламентских именно эсеры обладают наименьшими шансами на попадание в новый состав Государственной думы, поэтому неудивительно, что они пытаются активизировать свою работу перед выборами. Единственный шанс для них — это подтвердить свою оппозиционность и выступать против правительства и «ЕР». В принципе, они этого никогда не прекращали и на всех региональных выборах в 2015 году активно критиковали деятельность правительства и выдвигали похожие тезисы. А карикатура «человека, похожего на Дмитрия Медведева» активно кочевала по всем агитационным материалам в разных регионах. Я не стал бы строить конспирологических теорий на этот счёт — просто эсеры вынесли на федеральный уровень то, что активно использовали на региональных выборах».

Лихорадка и угасание франшизы
Очередные эпатажные заявления Владимира Жириновского после серии террористических актов в Брюсселе изрядно всколыхнули общественность. Сначала Владимир Вольфович осудил коллег по Госдуме, почтивших память жертв террористов минутой молчания. Согласно г-ну Жириновскому, «в мире постоянно происходят теракты, и если каждый раз депутаты Госдумы будут поминать их, то придется только стоять, а не работать». Еще откровеннее г-н Жириновский высказался в эфире одного из центральных телеканалов: «Сейчас теракты идут в Европе и будут идти по всей… И нам это выгодно — пусть они подыхают и погибают».
По факту заявлений г-на Жириновского о брюссельских терактах есть уже обращения в правоохранительные органы, многие деятели готовы обсуждать его слова с позиций как депутатской, так и обычной человеческой этики, однако мало кто сомневается в двух вещах. Во-первых, нынешняя активность Владимира Вольфовича простимулирована скорыми парламентскими выборами (хотя, вообще-то, все заявления г-на Жириновского, политика-популиста, так или иначе, предвыборные). А во-вторых, ЛДПР, при всех рискованных кульбитах, удастся сохранить фракцию в Госдуме и в следующем созыве.
Для начала необходимо понимать, как работают организации либерал-демократов в регионах — со временем они в большинстве превратились в инструмент влияния, построенный по принципам скорее бизнеса, нежели политики. Это напоминает право на осуществление какой-либо деятельности, приобретенное «по франшизе». Один остроумный человек сравнил лидерство в региональной организации ЛДПР с унитазом: дескать, сделал свои дела — уступи следующему. И действительно, партийные представительства партии в субъектах копируют вождистский принцип «Жириновский и все остальные» с той разницей, что в регионах «вожди» меняются регулярно: как правило, это средней руки местные бизнесмены, озабоченные ростом собственного политического влияния с целью продвижения собственных проектов. И по мере подобного продвижения интерес к политической деятельности у них нередко пропадает, тогда на смену приходит очередной скороспелый лидер со свежими интересами и амбициями.
В регионах ЛДПР выступает с популистскими и подчас эпатажными инициативами, в которых, впрочем, труба пониже, дым пожиже и преобладает местная специфика. Так, саратовская ЛДПР который год бьется за упразднение областного министерства информации и печати, якобы с целью «экономии бюджетных средств». Атака на правительственную структуру сколь беспощадна, столь и бессмысленна, так что даже отнюдь не провластный саратовский профсоюз работников СМИ выступил в защиту мининформа, назвав инициативу ЛДПР «популистской», а подход — «дилетантским».
Вместе с тем, при всем циничном отношении к партстроительству и анабиозе, в который ЛДПР имеет свойство впадать между выборными циклами, партия Владимира Вольфовича сохраняет собственный электорат, и это тоже определенный феномен, достойный отдельного политологического исследования. Политтехнолог Денис Ястребов полагает, что ЛДПР на предстоящих выборах особо и напрягаться не надо: «В Госдуму, конечно, пройдут. Базовый электорат ВВЖ, который он крепко держит вот уже 23 года, вполне это позволяет. Они даже могут увеличить свои показатели 2011 года. Вот с одномандатными кандидатами у ЛДПР традиционно не слишком хорошо; в Саратовской области только Антон Ищенко может составить серьезную конкуренцию потенциально «ЕР» и КПРФ, но далеко не во всех округах. В любом случае они возьмут в округах свой процент…».
Г-н Олейник считает, что перспективы ЛДПР далеко не радужны, и уповать на «ядерный» электорат, который вытянет пусть к небольшому, но парламентскому представительству, сейчас весьма опрометчиво.
«У ЛДПР есть очевидные проблемы. Внешнеполитическая риторика, привычная для этой партии, отчасти стала общепринятой, но при этом перестала идентифицироваться с Жириновским. Сильной и привлекательной экономической программы у партии никогда не было, если не считать таковой лозунг: «Мы за бедных!», так что Владимиру Вольфовичу придется поработать, чтобы сохранить представительство партии в думе. Естественно, её численный состав уменьшится, так как теперь применяется смешанная система выборов, а в одномандатных округах у кандидатов от ЛДПР шансов немного, за редким исключением»,— отмечает г-н Олейник.
В Саратовской области, как и в Пензенской, которые на прошлых выборах были объединены в одну группу, существует вероятность, что так будет и на этих выборах. В Госдуме эти регионы представляет Антон Ищенко. «Молодой, активный, но не имеющий достаточных ресурсов политик. В руководстве региональных отделений произошло обновление, но пока нельзя сказать, что это привело к повышению внимания со стороны избирателей. Ищенко скорее будоражит власть, предлагая ликвидировать министерства, чем выступает с понятной для населения программой. Его помощники и последователи за исключением города Балаково Саратовской области пока мало известны широкому кругу избирателей, так что выдвижение по округам будет скорее формальным, а 5% очень желаемым результатом»,— говорит политолог.

P.S. Подробнее о предвыборных стартах системных партий в регионах ПФО читайте на сайте «Свободная пресса — Поволжье».

Источник: http://www.om-saratov.ru/publikacii/07-april-2016-i35324-chetyre-sestry