КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Немые дети, глухие чиновники



Немые дети, глухие чиновники

Олеся Филипова

Saratovnews

Выселение малышей из школы-интерната № 2 для глухих детей всколыхнуло общественность в начале минувшего марта. Родителей тогда просто поставили перед фактом: школу, расположенную на улице Кутякова, будут реорганизовывать, детей распределять в другие заведения уже со следующего учебного года. Причиной тому чиновники министерства образования Саратовской области назвали то, что здание, полностью оборудованное для глухонемых детей, находится в настоящее время в аварийном состоянии и несет опасность для малышей. В качестве параллельной версии происходящего в минобразе называли и переход к так называемому инклюзивному образованию, когда дети с ограниченными возможностями учатся вместе с здоровыми.

Родителям ничего не оставалось, как безмолвно согласиться. Большая часть детей продолжила обучение в школе, которая для таких детей не подготовлена – в саратовском интернате № 1. Во-первых, в отличие от второго варианта – энгельсской школы для глухих, он располагается в Саратове, во-вторых, понадеялись на все тех же чиновников, которые пообещали, что оборудуют все так, что глухонемым малышам на новом месте будет гораздо лучше и комфортнее.

Корреспондент Saratovnews выяснил, как сейчас, спустя три месяца после начала учебного года, живут и учатся глухонемые дети в самом обычном интернате.

Как все начиналось

В начале марта в редакцию Saratovnews обратилась группа родителей учеников школы-интерната № 2 Саратова для глухих детей, который обещали закрыть из-за плохого технического состояния здания, где располагалось учебное заведение. Как сообщили родители, их собрали и настойчиво попросили заняться подбором новых школ.
“Мы были в шоке, потому что все произошло без предупреждения, то есть не было никаких листовок, уведомлений о закрытии нашей школы. Сказали: пишите заявление. На этом начали настаивать и преподаватели, которых, видимо, травят. Родители все очень переживают, все это отражается и на детях”, – рассказали родители. Им предложили задуматься о школах-интернатах. Одна из предложенных школ, которая малышам подходит идеально – в Энгельсе, вторая – в Саратове, однако совершенно не оборудована для обучения таких детей.

“В Энгельсе прекрасная школа с уникальным оборудованием, никто с этим не спорит. Но вы себе представляете – каждый день возить из Саратова в Энгельс? Это же другой город! Кстати, родителям даже предложили купить квартиры в Энгельсе, чтобы водить там в школу своих детей. Что касается саратовского учреждения, оно не профильное, не приспособленное для таких деток”, – делились с Saratovnews опасениями родители.

По их мнению, причиной закрытия школы стало то, что здание в центре “кому-то интересно”. Настораживало, что никаких подтверждений аварийности здания родителям, да и журналистам не предоставили. Более того, представителей средств массовой информации даже не пустили дальше порога школы, а министерство образования организовало “смотрины” двух предлагаемых для переезда глухонемых малышей школ.

Немного позднее нашему изданию все же удалось получить официальный ответ от министерства образования, в котором было указано, что физический износ зданий, в котором расположена школа, составляет 60-80 %, не исключены внезапные обрушения. На запрос откликнулся и Роспотребнадзор, который рапортовал, что последняя проверка проводилась в 2015 году.

“Очевидно, что здание старое, и как бы они не старались, отвечать современным требованиям оно не может”, – рассказала начальник отдела надзора по гигиене детей и подростков Управления Роспотребнадзора по Саратовской области Галина Рахманова.

ОНФ вмешался

Ситуация начала проясняться только после встречи, которую организовал региональный ОНФ с участием министерства образования, педагогического коллектива и родителей в стенах школы.

“Мы пришли, чтобы понять ситуацию, которая сложилась вокруг школы-интерната. Происходящее вокруг этого учебного заведения я могу назвать нагнетанием ситуации. Звали родителей, к сожалению, пришли они не все”, – сказала тогда сопредседатель регионального ОНФ Людмила Бокова.

Родителей среди собравшихся оказалось двое, на вопрос, как они относятся к предложенным вариантам в Саратове и Энгельсе, папа одного из учеников заметил, что большинство родителей хотели бы, чтобы “школа оставалась в школе”. “Родители, наверное, боятся выйти за пределы родной школы”, – заметила тогда замминистра образования Саратовской области Наталья Жуковская.

Журналистов и “фронтовиков” провели по школе и продемонстрировали состояние спален, спецклассов, музыкального класса, дворов и детской площадки. Замминистра показала участок здания, вызывающий “наибольшую тревогу” и потрогала трещины в кирпичной кладке, пояснив, что на этом месте в здании находятся душевые. Еще один “опасный” участок Жуковская показала во дворе, откуда открывается вид на детскую площадку и часть здания “с признаками аварийности”, где занятия не проводились.

По ее словам, последняя проверка здания проводилась десять лет назад. “Понятно, что здание, которое является памятником архитектуры, серьезно перестроить мы не сможем. То, что имеется сейчас, не позволяет учреждению соответствовать требованиям контрольно-надзорных органов. На сегодняшний день обследована часть здания, есть технический отчет. В нем говорится, что есть аварийные участки”, – сказала Жуковская, – Что касается опасности, на сегодняшний день обследована часть здания. Там не ведется образовательный процесс, и в заключении идет речь о том, что там возможны обрушения. Мы сейчас совместно с организациями разрабатываем смету для обследования основной части здания. У нас есть трещины в здании, у нас есть протекания. Оно поддерживается в хорошем состоянии, педагогический коллектив работает над этим. Пока здесь уютно внутри, но все наши деревянные лестницы, центральная лестница деревянная, это давно уже запрещено Госпожнадзором. Материально-техническая база вызывает у нас очень большие опасения. Пока мы можем здесь жить, и слава богу, давайте спокойно заканчивать образовательный процесс и думать о будущем”, – наконец-то прояснила ситуацию и журналистам и “фронтовикам” представитель министерства образования.

Еще одной из названных причин грядущей реорганизации стала малая наполняемость учебного заведения учениками – всего 50 человек. “В первом классе у нас два человека, во втором классе – два человека, в третьем классе пять человек, а четвертой параллели нет совсем. Максимальная наполняемость здесь шесть человек. У нас на сегодняшний день 50 детей здесь, четверо уходят по итогам года, заканчивают. Остается 46. Кто у нас придет в первый класс? Придут ли?”, – сказала спикер.

На вопрос, что будет, если родители откажутся переводить детей в другие школы, Жуковская сообщила, что “со всеми будет проводиться индивидуальная работа”: “На родительском собрании я поняла, что они меня понимают, но у них остаются тревоги, они требуют гарантий. Сейчас у них такой момент всеобщего объединения, и последней надежды, хотя, честно говоря, мне кажется, здесь присутствует какой-то родительский эгоизм, привычка к данному месту”, – сказала она.

Сколько область сэкономит средств при закрытии школы-интерната для глухих, Жуковская сказать затруднилась. “Мы этот вопрос с экономической точки зрения не рассматривали, почему обсуждают тему именно здания, хотя это не первично. Я не могу вам сказать, как будет использовано это здание, это вопрос к комитету по управлению имуществом, это здание у нас в оперативном управлении, мы им пока пользуемся, это госсобственность”, – рассказала чиновница, отметив, что на жизнедеятельность учебного заведения в этом году было выделено 19 миллионов рублей, куда включены закупка всего необходимого, питание и зарплата педагогов.

Для убедительности представители министерства образования напомнили и о переходе на инклюзию.

“Мы говорим об инклюзии, предлагаем условия совершенно разные, мы сохраняем учреждения специализированные на территории области, хотя на сегодняшний день по закону “Об образовании” у нас все учреждения на территории области являются общеобразовательными. Это учреждение реализует программы только для глухих детей”, – сказала Жуковская.

Было очевидно: здание действительно старое и небезопасное, а обещания министерства образования о создании всех необходимых условий для детей на новом месте возымели результат. С грядущим переездом смирились и родители, и общественность.

“Это – не инклюзия!”

В настоящее время аварийное здание, из которого выселили детей, не используется, а большинство учеников перебрались в саратовскую школу-интернат № 1 в Саратове из соображений близкого расположения.

“Нам выделили один этаж, и в начале этого учебного года мы переехали. С нами на новое место переехало и наше специальное оборудование. Из того важного, чего мы лишились, могу назвать класс информатики и специальный зал для занятий физкультурой. Педагоги в новую школу перебрались не все, многие из них потеряли в зарплате и отказались работать на новом месте. То есть части учителей, которые умели заниматься с такими детьми, мы тоже лишились”, – поделилась свежими новостями одна из родителей.

“Довольны ли мы? Тесновато, но деваться некуда… В Энгельс ездить возможности нет, хотя мы и осознаем, что условия там гораздо лучше, чем те, в которых мы сейчас. Еще одной проблемой было то, что изначально здание было не приспособлено под интернат, то есть ночевать там было нельзя. Сейчас, к счастью, организовали такую возможность, и детей можно оставлять с ночевкой. Для многих родителей это необходимость. Знаю, что часть детей все-таки поехали в Энгельс, это неслышащие малыши. Видимо, родители нашли возможность”, – рассказала одна из мам.

Родители все еще не могут понять, как вышло, что чиновники допустили, что здание школы стало аварийным. “Вопрос – почему раньше никто ничего не делал со зданием и почему его довели до такого состояния, не министерство ли образования за него отвечает? В итоге мы лишились специальной школы, где наши дети чувствовали себя комфортно, где они получали образование в том виде, который для них приемлем, где были созданы все условия. Конечно, сейчас все говорят про инклюзию, которая должна быть во всех школах, но инклюзия – это не значит, что дети с ограниченными возможностями здоровья в ущерб себе должны заниматься в тех же условиях, что и здоровые. Да и какая это по сути инклюзия, ведь обучаются наши дети все равно отдельно, но в менее комфортных условиях. Это – не инклюзия”, – говорят родители.

Уполномоченная по правам ребенка в Саратовской области Татьяна Загородняя об инклюзивном образовании в регионе:

“Для российского образования инклюзия это новое направление и, главное здесь – не торопиться. Куда бы мы не приезжали в такие школы, они оборудованы пандусами и всем необходимым. Но главное – человеческий материал. Иногда люди не понимают, что делать. Когда такого ребеночка сажают в класс, родители обычных детей говорят “не нужен нам такой ребенок, уберите”, что он тормозит процесс обучения. Общество очень сильно не готово, нам нужно максимально деликатно интегрировать инклюзию. Мы сейчас только нащупываем, как работать с инклюзией. С нового года лежит уже 10 обращений по таким детям от родителей. Проблемы как у родителей обычных, в класс к которым привели такого ребенка, так и у родителей детей-инвалидов. Я уже не говорю о системе тьютерства. Ее сейчас нет совсем как факта. Мы уже погрузились в эту систему, огромное количество денег израсходовали, сейчас нужно грамотно реализовать эту программу”.

 Источник: https://www.saratovnews.ru/newspaper/article/2016/11/24/nemye-deti-glyhie-chinovniki/