КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Шары и пироги



Шары и пироги

Алексей Блиндяев

Фото: v-b.spb.ru

Saratovnews

Правильно живем или нет, мы и сами не знаем. А потом вдруг говорят: коррупция – это плохо. И хватают какого-нибудь прокурора или главу района. Почему именно его, не рассказывают, отчего в массах еще больше недоумения. Все-таки “попался на взятке” – это не объяснение. Что ж теперь – всех, кто берет на лапу, в тюрьму сажать станут? Нет, конечно. Вон они – все на местах. Призывают бороться с коррупцией и выполнять указы президента. А тогда почему?

С недавних пор стала модной тема поборов в школах. И все то же самое. Десятилетиями мы знали, когда нужно приносить деньги и сколько, а теперь говорят, что это неправильно. Двух директоров даже уволили. А почему их? Почему только их? В общем, журналисты в этих вопросах разбираются вместе со всеми.

“Репортер” обратился за комментарием к депутату Госдумы Оксане Дмитриевой. Это бывший министр труда и соцразвития РФ, между прочим. Так вот она полагает, что увлекаться разоблачениями не стоит, поскольку все может по традиции вылиться в очередную охоту на ведьм.

“Действительно, некоторые педагоги опасаются, что из-за поиска средств, которым им вынужденно приходится заниматься, у многих может возникнуть соблазн обвинить их в моральной нечистоплотности и даже коррумпированности. Появляется определенная почва для злоупотреблений, причем не у представителей школы, а у другой, так сказать, стороны – у учеников и их родителей”.

Дмитриева поясняет, почему современные образовательные учреждения вынуждены изыскивать дополнительные средства.

“Сегодня же школы получают из бюджета не смету, а так называемую субсидию, которая распределяется на разнообразные нужды, в зависимости от усмотрения руководства образовательного учреждения. В такой ситуации и без того уменьшенного финансирования хватает, конечно же, не на все. Не везде, например, учитываются расходы на организацию охраны в школе, проведение школьных экскурсий, какие-либо дополнительные образовательные услуги – вот это все и приходится финансировать родителям из собственного кармана”.

И вообще – “надо помнить, что школа – это не завод, где есть некий плановый объем производства, и не магазин, где есть план по выручке – применительно к школе нельзя говорить о рентабельности. Школа не должна быть рентабельной, она должна выполнять свою функцию – учить детей”.

“Провинциальный телеграф” тоже обратился к теме поборов. “При царях школы финансировались или за счет церковных приходов, или из казны, или за счет богачей-меценатов. Отдельные – за счет дворянских собраний или национальных общин. В Советской России, помимо бюджетного финансирования, существовала система шефской помощи крупных предприятий детским садам и школам. Были и сборы с родителей “на нужды класса” – но здесь есть нюанс. Если собирали на шторы – то и тратили на шторы. Если собирали “на подарки учителям” – то дарили цветы, сувениры или что-то для новорожденного, но не золото и брильянты, не мебельные гарнитуры и дорогую одежду. Случись такое – на следующий день учителя и директора посетили бы суровые работники ОБХСС. Традиция “кормления” прижилась в школе в первые годы перехода к рынку, причем при полном попустительстве не только властей и правоохранителей, но прежде всего самих родителей. Вот последнее чаще всего вызывает гнев у любителей отрицать очевидное”.

Издание тоже сомневается, что новая кампания увенчается успехом. “К тому же если начать увольнять за поборы школьное руководство, где взять честных профессионалов? А если еще и уголовно наказывать, они, неровен час, начнут рассказывать, как кормились да с кем делились…

Плюс стадный инстинкт следования моде. Министр образования однажды неожиданно точно подметила: “Зачастую инициатива идет от самих родителей. Когда мы отмечаем бурные выпускные в четвертом классе, в подготовительной группе детского сада, когда маленьких девочек ведут на прически, мамы говорят, где и почем они купили платья, мы становимся заложниками пустой инициативы”.

“Телеграф” задается и еще более серьезными вопросами. “Все хотят, чтоб их ребенку было хорошо. Но хорошо ли ребенку, который с малых лет привыкает покупать хорошее отношение к себе со стороны школы – в обмен на молчание и смирение с нарушением прав? Вопрос, конечно, риторический. Однако именно это отношение и является базой для нашей коррупционной, поборной действительности. Блага – в обмен на лояльность. Молчание о нарушении прав и закона – в обмен на спокойствие. Дети на это смотрят и учатся. Тому ли?”

Ну если по гамбургскому счету, то давайте вспомним, что наших детей учат педагоги, принимающие активнейшее участие в подтасовке результатов выборов. На этом фоне сбор денег на охранника – детский лепет.

Минутка ми-ми-ми. Ну чтоб не перейти на личности. “Светлые вести” (нетрудно догадаться, что это газета ЗАТО Светлый) рассказывает, как прошли новогодние каникулы. Армрестлинг, дартс, фитнес-клуб. Журналисты заботливо советуют землякам, как лечиться, как не обморозиться во время крещенских купаний. Власть проводит совещание о том, чтоб лыжню сделали.

Ну и… “От имени главы городского округа и депутатского корпуса Светлого военнослужащим Таманской ракетной дивизии, заступающим на боевое дежурство в новогодние праздники, были подарены сладкие пироги”.

Вот. И никто не расценил это как взятку или поборы. От души ведь.

“Газета недели” взяла интервью у директора физико-технического лицея Людмилы Правдиной. Педагог говорит о детях, что в свете последних публикаций в саратовских СМИ кажется чем-то невероятным.

“Самостоятельная работа – это часть жизни каждого взрослого человека. И человек должен научиться работать самостоятельно. Мы этому учим. Но этому дети обучаются гораздо сложнее, чем раньше. И меня, и моих коллег это беспокоит.

С другой стороны, я считаю, что это наша проблема. Наша – учителей и родителей. Когда я вижу, что родители приходят за детьми и в пятом-шестом классе завязывают им шнурки или надевают штаны… Это такая попытка компенсировать любовь излишней опекой. Дети самостоятельные есть. Но их теперь намного меньше. Раньше в 11 классе, я помню, на своем кружке по физике практически рот не открывала: давала ученикам задачу, и они сами начинали думать, анализировать, искать решение. А сейчас я с учениками постоянно говорю, всё время наталкиваю их на мысль – постройте логическую цепочку, нарисуйте схему, или график, или электрическую цепь. Сидеть и смотреть на задачу – это не работать над ней. Это физика, она требует отображения, требует самостоятельных действий”.

Источник: https://www.saratovnews.ru/newspaper/article/2017/01/24/shary-i-pirogi/