КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Красные и розовые



Что-то странное сегодня творится в рядах тех, кто, в силу ли инерции или в силу каких-то корыстных соображений, причисляет себя к лево-коммунистическому движению. Вместо того, чтобы объединиться пред лицом тех вызовов, которые ныне брошены не только нашей стране, но и всему левому движению, эти борцы за “вечные ценности” устраивают разборки между собой, выясняя, кто из них более красный, а кто нет. Недавние судебные процессы между региональными отделениями КПРФ и “Коммунистами России” стали великолепным поводом для того, чтобы ответить на вышепоставленный вопрос

Уходящий электорат...
Уходящий электорат…

КПРФ – считается одной из старейших партий в новой России, которая видит себя не только правопреемницей КПСС, но и наследницей коммунистической идеи если и не всего мира, то России – точно. 

Возникшая на переломном этапе истории России, а именно в начала 90-х годов прошлого века, КПРФ прошла долгий, но, увы, бесславный путь в посткоммунистическую эпоху.

Весь исторический путь КПРФ в новое время – это путь,  который можно было назвать – оппортунистическим. Склонность к соглашательству, к постоянным компромиссам, тайным и явным договорам с властью. резко выделяет новых  коммунистов из ряда представителей партий левого толка, которые возникли в РФ за последние два десятка лет.

Когда члены почившей в бозе КПСС создавали компартию России, они изначально полагали, что монополия на левую идею теперь будет принадлежать только им одним. Первоначально все так и было. Даже возникшие вслед за КПРФ партии левого толка не могли конкурировать с “ортодоксальными” левыми и были вынуждены ютиться на задворках политического процесса.

Довольствуясь своей монополией партия Зюганова, в какой-то период времени посчитала, что у нее нет и не может быть конкурентов. Если новые коммунисты что-то и взяли от КПСС, то монополию на истину, на истину в последней инстанции.

Однако эту монополию нужно было постоянно оправдывать, отстаивая интересы тех, кого левые представляют по определению, т.е. самых обычных трудящихся, основательно замордованных теми, кто причисляет себя к новым русским либерал-капиталистам.

Наследники Октября...
Наследники Октября…

Но парадокс истории состоял именно в том, что из года в год партияГеннадия Зюганова не только продолжала терять голоса своих избирателей, но, хотя и медленно, зато неуклонно предавала коммунистическую идею, а вместе с ней и “вечные ценности” – справедливость, право на труд, социальную защиту слабых от сильных и т.д. 

Это предательство верный КПРФ избиратель с каждым годом ощущал все острее. Что еще более парадоксально, так это то, что сами зюгановцы своими действиями только подчеркивали собственную склонность к предательству интересов трудящихся. Откровенное словоблудие, когда говорят одно, а делают совершенно другое, сегодня отличает членов КПРФ. Кадровый застой и склонность к геронтократии (власти стариков), привели к тому, что в том же Саратовском региональном отделении партии сформировалась узкая прослойка новой номенклатуры, которая из года в год делит все меньшее количество мандатов, думая исключительно о благополучии таких деятелей партии, как Валерий Рашкин, Сергей Афанасьев, Ольга Алимова. Большая часть остальных членов партии вынуждены довольствоваться крохами с барского стола и “привилегией” быть “мальчиками на побегушках” у новой коммунистической номенклатуры.

В самом деле, нынешняя верхушка  регионального отделения КПРФ – это не коммунисты, а новые баре, холеный вид которых и благополучие уже не скрывается. Судите сами, те же Алимова, Рашкин и Афанасьев – постоянно находятся при власти, а вот эффекта от этого – никакого. Живут в свое удовольствие, паразитируя на той части избирателей, которые все еще верят, что компартия когда-нибудь да и воплотит их мечты и чаяния на справедливость.

Нечего и говорить, что такая позиция членов КПРФ не могла бесконечно долго удерживать свою монополию на “вечные ценности”. У номенклатурных коммунистов неизбежно должна была появиться альтернатива. И он появилась.

Да, я снова хочу в Думу потому, что мне там нравится сидеть
Да, я снова хочу в Думу потому, что мне там нравится сидеть

Возникшая еще в 2009 году общественная организация “Коммунисты России” только в 2012 году стала политической партией. Если учитывать то, каким был 2012 год, то станет понятным, что и дальше терпеть монополию номенклатуры КПРФ больше не было сил. Все больше представителей простых трудящихся разочаровывались в партии и искали альтернативы. И то, что сегодня КПРФ судиться с “Коммунистами России” есть следствие не действий самих “Коммунистов России”, но следствие политики самой КПРФ. Именно политика партии Зюганова породила альтернативные партии и движения, в том числе и “Коммунистов России”. Если бы КПРФ действительно отстаивала интересы трудящихся, то она бы не только шла бы за них на баррикады, но и пыталась бы объединить в своих рядах все левые силы современной России. 

Вместо такого объединения, КПРФ предпочитает судиться с теми, кто стал для них альтернативой. При этом, например, “Коммунисты России” расцениваются номенклатурой КПРФ, как партия-спойлер, которая якобы создана исключительно для того, чтобы “отбирать голоса у “настоящих коммунистов”.

Однако версия о том, что альтернативные левые движения созданы  властью исключительно для того, чтобы ослабить КПРФ – не выдерживает критики.

Во-первых, потому, что сама КПРФ, как мы уже отмечали, давно уже стала на путь оппортунизма и соглашательства с властью. Есть ли смысл обвинять власть в создании спойлера, если верхушка КПРФ и так срослась с нынешней властью самым тесным образом. Если бы КПРФ была реальной оппозицией ей не страшен был  никакой спойлер.

Красные и розовые, какие вам больше нравятся?
Красные и розовые, какие вам больше нравятся?

Во-вторых, почему номенклатурные коммунисты решили, что только им принадлежит монополия на левую идею? На основании чего они решили, что только они могут быть выразителями интересов трудового народа? Это значит, что в среде обычных людей, которые всегда симпатизировали левому движению назрела потребность в альтернативе. Люди попросту устали от того, что КПРФ ничего, кроме обманутых ожиданий им не приносит. Они ищут реального выразителя их надежд и чаяний. А свято место – пусто не бывает. 

В-третьих, Даже в те годы, когда у КПРФ не было альтернативы, она все равно теряла голоса избирателей. Из года в год. Это стало тенденцией, пока не переросло в свершившийся факт.

Говоря об иске регионального отделения КПРФ против “Коммунистов России” следует отметить. что вместо этого процесса зюгановцы-алимовцы могли бы начать процесс против многочисленных нарушений со стороны той же партии власти и ее губернатора, но если такое допустить, то тогда придется поставить под сомнение тот факт, что КПРФ и нынешняя власть  действуют заодно: власти нужна послушная компартия, а компартии нужны мандаты для своей партноменклатуры.

Наблюдатели полагают, что КПРФ, которую все считали красной партией, давно уже стала – розовой. Такой цвет она приобрела из-за склонности к компромиссам, предпочтя интересы трудового народа своим узко корыстными интересами. На место красной партии теперь пришли другие. Быть может. именно они найдут в себе силы представлять интересы тех, кто жаждет справедливости и благополучия.

Источник: http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=10&ELEMENT_ID=7884