КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Сделка создала напряжение



Сделки АО «Облкоммун­энерго» стали предметом интереса силовиков

Саратовская полиция проводит проверку по заявлению ряда акционеров АО «Обл­коммунэнерго», в котором они сообщают о возможном выводе имущества предприятия по заниженной цене и незаконном обогащении отдельных лиц за счет повышения тарифа. Акционеры просят привлечь к ответственности бывшего гендиректора компании Вадима Ойкина, директора ООО «Поволжская электросетевая компания» Алексея Пономаренко и жену бывшего главного инженера «Обл­коммунэнерго» Валентину Голубеву. Последние утверждают, что в их действиях нет состава преступления, а спорная сделка производилась с согласия совета директоров.

Отдел экономической безопасности и противодействия коррупции МУ МВД РФ «Энгельсское» проводит проверку по заявлению акционеров ОАО «Облкоммунэнерго» (ОКЭ) в отношении бывшего гендиректора компании, первого зампреда правительства региона Вадима Ойкина, директора ООО «Поволжская электросетевая компания» (ПЭК) Алексея Пономаренко и Валентины Голубевой, супруги бывшего главного инженера «Обл­коммунэнерго» Александра Голубева. По мнению заявителей, господин Ойкин может быть причастен к выводу имущества предприятия по цене ниже рыночной, что затем позволило господам Голубевой и Пономаренко получить доход от транспортировки электроэнергии.

Как следует из имеющегося в распоряжении „Ъ“ заявления, речь идет о распределительном пункте РП‑2 с подземными кабельными линиями КЛ‑10 КВ от РП‑2 до ГПП «Химическая», которым «Обл­коммунэнерго» владело до ноября 2011 года. По этим линиям ОКЭ могла осуществлять поставку электроэнергии в Энгельсский район напрямую от Приволжского ПО филиала ПАО «МРСК Волги». Одиннадцать миноритариев, которым в общей сложности принадлежит 24% компании (66,4% АО «Облкоммун­энерго» — правительство Саратовской области) в своем заявлении пишут, что в августе 2014 года Вадим Ойкин вышел на совет директоров компании с инициативой продажи РП‑2 в связи с непригодностью последней. Этим он якобы ввел в заблуждение совет директоров относительно ценности объекта и получил одобрение на его продажу. При этом акционеры заявляют, что директор «Облкоммунэнерго» сознательно умолчал о том, что распределительный пункт является единым объектом с подземными кабелями, и оценку прошли только здания распределительного пункта без кабельных линий. В октябре 2014 года, несмотря на то, что миноритарии проголосовали против сделки, РП‑2 с кабельными линиями был продан Валентине Голубевой за 55 тыс. руб.

В свою очередь, госпожа Голубева заключила договор аренды с ООО «Поволжская электросетевая компания» за 0,1 руб. за 1 кВтч переданной электроэнергии. Летом 2015 года Вадим Ойкин согласовал пакет документов о подключении кабельных линий проданного РП‑2 к распределительному пункту «Облкоммунэнерго». Затем ООО «ПЭК» подало в комитет по регулированию тарифов Саратовской области документы, подтверждающие затраты на транзит электроэнергии. Тариф по передаче электроэнергии был увеличен с 0,9 руб. за 1 кВт электрической энергии до 1,5 руб. за 1 кВт. Таким образом, по подсчетам акционеров ОКЭ, с энгельсских потребителей электроэнергии было собрано около 36 млн руб. В июне прошлого года договор аренды был расторгнут. Сейчас акционеры утверждают, что им неизвестно, кто владеет кабельными линиями. При этом миноритарии утверждают, что за время, пока линии были в собственности Валентины Голубевой, ОКЭ недополучило крупную сумму, поскольку могло осуществлять транзит электроэнергии самостоятельно.

В ГУ МВД по Саратовской области не успели ответить на запрос „Ъ“ о том, на какой стадии сейчас проверка. По информации „Ъ“, полиция несколько раз отказывала заявителям в возбуждении уголовного дела и продлевала срок проверки.

Валентина Голубева отрицает факт преступных действий со своей стороны. С ее слов, здание распределительного пункта она с мужем купила для того, чтобы организовать в нем СТО, но, лишь после покупки узнав, что оно имеет «обременение» в виде кабельных линий, отказалась от идеи СТО и позже сдала их в аренду ПЭК. С июля 2015 года по февраль 2017 года, когда договор был расторгнут по инициативе арендатора, госпожа Голубева, с ее слов, получила порядка 2 млн руб. в качестве арендной платы.

Директор ООО «Поволжская электросетевая компания» Алексей Пономаренко также утверждает, что ни в каком сговоре не участвовал, а договор аренды кабельных линий заключил на законных основаниях. В начале 2017 года соглашение было расторгнуто «в связи с отсутствием экономической целесообразности».

В секретариате Вадима Ойкина сказали, что сделка по продаже сооружения распределительного пункта РП‑2 в Энгельсе была проведена в рамках повышения эффективности работы предприятия и избавления от неликвидного имущества. Сам господин Ойкин говорит, что в связи с износом оборудования распределительного пункта объект был выведен из эксплуатации в 2005 году. «Таким образом, строительная конструкция, не функционирующая, с износом более 90% находилась на балансе предприятия и несла угрозу жизни, здоровью людей», — отметил он. По его словам, в соответствии с оценкой ООО «Средневолжская оценочная компания», рыночная стоимость этого недвижимого имущества, по состоянию на 19 августа 2014 года, составляла 42 тыс. руб., поэтому в результате сделки, одобренной советом директоров общества, предприятие получило доход в размере 13 тыс. руб. «Законность сделки неоднократно по обращениям данных лиц проверялась уполномоченными силовыми ведомствами области. Фактов противоправных действий при ее заключении не выявлено», — отметил он.

Сергей Петунин

Коммерсантъ (Саратов) от 25.04.2018

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3613472