КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Суровов и Шихалов сдали мандаты. Кто следующий?



 Мы живем во времена бесцветных личностей, лишенных какой-либо харизмы. Типичные субпассионарии, жизнь и предназначение которых посвящена одному и тому же делу: медленному или стремительному проеданию наследия предков. Среди различных поприщ, власть является тем самым плацдармом, где личность может проявить свои способности. Власть – это, как правило, состязание, непрерывная битва, соперничающих групп или стай товарищей. Здесь не только пожирают слабых, здесь слабые могут стать сильными, а сильные – слабыми. Именно здесь реализуется знаменитая максима Наполеона, однажды сказавшего, что войско баранов, возглавляемое львом всегда одержит победу над войском львов, возглавляемых бараном. Но львы куда-то пропали. Битва выродилась в истерику, а претенденты на власть все чаще склонны показать противнику не лицо с открытым забралом, а собственную филейную часть тела 

Они еще не сдали мандаты, но настроение - тревожное
Они еще не сдали мандаты, но настроение – тревожное

Сдача мандатов депутата Саратовской областной думы Сергеем Сурововым и Максимом Шихаловым, не вызвала у нас абсолютно никакого удивления, равно, как и никакого сожаления.

Как депутаты областного парламента они себя ничем не проявили. Особенно Сергей Суровов, который был депутатом Саратовской областной Думы первого, четвертого, пятого и шестого созывов. Если бы за каждый год выдавался бы почетный знак депутата, то Суровов был бы трижды с половиной депутатом. Сегодня мало, кто помнит, что некоторое время Сергей Суровов даже был депутатом Государственной Думы, откуда неожиданно перебрался в кресло ректора юридической академии.

На посту “народного избранника” он пережил двух губернаторов - Дмитрия Аяцкова и Павла Ипатова и пережил бы третьего - Валерия Радаева - если бы не сдача мандата.

Мандат мне друг, но истина...
Мандат мне друг, но истина…

Суровов сдавал позиции, как бездарный полководец опорные пункты. Сперва его попросили из общественного совета при ГУ МВД по Саратовской области, где он занимал кресло председателя. Затем он сложил с себя полномочия ректора СГЮА, наконец, недавно сдал мандат депутата областной думы.

Сергей Суровов был избран в областной парламент шестого созыва по Балашовскому одномандатному избирательному округу № 12. Прощаясь с мандатом, он прощался и с теми избирателями, которым был обязан служить. Сотни, тысячи избирателей его округа осиротели. Вряд ли он, намереваясь расстаться с депутатским креслом, колесил по Балашовскому избирательному округу № 12, чтобы в последний раз повидаться со своим электоратом, поблагодарить его за доверие и верность. Вряд ли электорат Суровова был опечален известием о том, что его “избранник” оставил свой пост.

Лишенный мандата и всех постов. Отправлен на помойку истории
Лишенный мандата и всех постов. Отправлен на помойку истории

В отличие от Сергея Суровова, его коллега по областной думе – Максим Шихалов – человек молодой, чей путь во власть оборвался, можно сказать, в самом начале. Он был избран в депутаты в сентябре 2017 года и не отбыл до конца первого срока. Но также, как и Суровов, Шихалов избирался по Волжскому одномандатному избирательному округу № 1. Не по партийным спискам, а именно по одномандатному округу. Можно сказать, что его электорат тоже осиротел. Правда, наблюдатели не замечали пикетов, в которых бы выстроились избиратели Шихалова и просили бы его не уходить, иначе без него им - край.

Один – думский аксакал, другой – начинающий думец. Но есть нечто общее, что роднит их. Это отношение к собственным избирателям. Судя по всему, их этим господам не жалко.

Потерял мандат за утрату доверия
Потерял мандат за утрату доверия

Так Максим Шихалов, комментируя свое расставание с мандатом, говорил о работе, о заводе (он является генеральным директором АО «КБПА»), о производстве, но ни словом не упомянул о ставших в одночасье сиротами своих избирателях.

Такое, сравнительно легкое, прощание с депутатскими полномочиями двух “слуг  народа”, говорит о многом. Но прежде всего о том, что электорат для них – это мнимая величина, о которой вспоминают только в дни, когда разворачивается предвыборная кампания. Для названных господ – это все тот же одноразовый электорат. Если бы они служили ему верой и правдой, то так просто не сдали бы мандаты. Хотя бы потому, что они обязаны своим избирателям. Ведь они принимали их наказы, обещали проложить дорогу, построить водокачку и т.д. Уходя, они простили электорату свои обещания, а если быть точным, то свой долг перед ними.

Сложил мандат за неверные сведения в декларации
Сложил мандат за неверные сведения в декларации

Знаю, что наблюдатели будут пытаться объяснить уход названных господ из областной думы разными причинами, но вряд ли кто-то будет говорить о судьбе осиротевших избирателей, которые в один момент остались наедине с данными им когда-то обещаниями.

Еще несколько лет тому назад расставание с мандатом, тем более добровольное, а не в силу  факторов “непреодолимой силы” (скоропостижной кончины, смены гражданства, уголовного преступления или умалишения), было немыслимым. В политической жизни это расценивалось, как событие экстраординарное. Мандат имел цену, хотя для большинства “народных избранников” являлся непрофильным активом. Он давал привилегии не в сугубо личном плане, а привилегии в бизнесе, открывал нужные двери, предоставлял доступ к нужным связям, рынкам, пастбищам, заимкам и т.д.

Сложил мандат, находясь под уголовным преследованием
Сложил мандат, находясь под уголовным преследованием

Но с некоторых пор мандат стал терять свою притягательную, отчасти, магическую силу. Он все больше становился тем, чем и был – непрофильным активом, который, к тому же становился убыточным и вместо прибыли приносил все больше непредвиденных расходов.

Осложнились и условия для господ депутатов всех уровней власти. Им запретили сочетать ранее даже очень сочетаемое, а именно депутатский мандат и счета, недвижимость за дальними буграми нашей Родины. Многим пришлось выбирать: или мандат, который, как мы уже отметили, все больше девальвировался, или накопленные сокровища, сложенные где-то в невиданных и таинственных каморках, называемых офшорами.  По мере того, как сжималась материальное тело экономики Родины, для немалой части “народных избранников” было очевидным: лучше расстаться с подверженным инфляции мандатом, чем с накопленными сокровищами. Кстати, расставание с мандатом, сулило прекращение трат на этот ненасытный электорат, на эту алчную партию, на этих “решал”, без которых мандат был труднодоступен.

Сложил мандат По непонятным причинам
Сложил мандат По непонятным причинам

Первыми, кто стал расставаться с мандатами стали те самые бизнесмены, которые сделали выбор в пользу заначек, а не мандата.

И хотя добровольное расставание с мандатом было все еще редким явлением, процесс, как говорится, пошел. Сегодня, как минимум с десяток бывших саратовских депутатов различного уровня представительной власти, расстались с корочками “народного избранника” по меркантильным соображениям. 

Этот процесс показал всю глубину пропасти, которая разделила избирателя и тех, кого ему предлагали избирать. Было ясно, что отзовисты (т.е. те, кто добровольно отказались от мандата) никак не связывали свое прохождение во власть с волей избирателей. Мало того, они никак от этих избирателей не зависели. Мандат чаще всего просто покупался, особенно с наступлением эпохи, когда выборы перестали быть конкурентными.

А вы готовы сдать мандат?
А вы готовы сдать мандат?

Но наряду с бизнесменами, которые приобретали себе мандат “на всякий случай”, как “индульгенцию”, когда это было в моде, оставались еще и так называемые думские бюрократы, т.е. господа, которые собственного бизнеса не имели. Им мандат стали выдавать для престижа, для веса, полагая, что в ответ получат лояльность и преданность. Пользуясь мандатом, они выполняли разного рода лоббистские миссии, выступали в роли “решал”, посредников и захребетников бюджета. У таких “народных избранников мандаты до недавнего времени не отбирали, справедливо полагая, что мандат – это часто единственное средство, которое позволяло иметь доступ к кормушке и его будут беречь, как в свое время берегли партийный билет члена КПСС.

Вскоре наступило время и думских бюрократов, тем более, что за долгое время владения мандатом, они тоже обросли жирком, накопив себе на безбедную жизнь.

Что делать? Что делать? Счета сохранить или мандат сдать? Я уже сдал, чета дороже
Что делать? Что делать? Счета сохранить или мандат сдать? Я уже сдал, чета дороже

Именно под эту раздачу и попал Сергей Суровов, как формально думский бюрократ, а вот Максим Шихалов, если судить по тем заявлениям, которые он сделал, прощаясь со статусом депутата, скорей всего, отказался от мандата по другому поводу. В среде саратовского бизнеса уже давно зреют тревожные ощущения того, что они вскоре рискуют потерять все, что было нажито непосильным трудом. Некоторые уже уехали за пределы Родины, предварительно сдав мандаты, другие уже сидят на чемоданах и вот-вот подадутся в дальние края.

Одно несомненно, эпоха покупных мандатов, мандатов, выдаваемых за лояльность и преданность – уходит. Она уже больше не вернется. И те, кто сегодня, скажем, в областной думе, еще тешит себя иллюзиями по поводу того, что все останется по-старому – глубоко заблуждаются. Близится эра, когда за мандат надо будет бороться по-настоящему. Наконец, приближается время, когда произойдет смена поколений, когда так называемые думские аксакалы навсегда уйдут туда, где им уже давно уготовано место – на помойку истории.

http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=3&ELEMENT_ID=19322