КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



«Джокеры» Станислава Невейницына: люди в мантиях и мундирах на службе у олигарха?



«Джокеры» Станислава Невейницына: люди в мантиях и мундирах на службе у олигарха?

Наше издание продолжает разбираться в «методах» саратовского олигарха, владельца торговой недвижимости, десятков компаний и газовых активов Станислава Невейницына. Доморощенный бизнесмен, который так и не смог посадить своего бывшего топ-менеджера и партнера Владимира Ковыряева на скамью подсудимых, не оставляет попыток создать ему существенные проблемы. Невейницын с помощью своей многочисленной армии юристов, консультантов и полицейских отставников запустил «новый проект», главную роль в котором в очередной раз должны сыграть его «арбитражные джокеры». 

О том, каким весьма странным способом предпринимателю удалось отсудить у Ковыряева около 20 млн рублей, «ОМ» рассказал ранее в серии публикаций. На этот раз он вновь собирается вытащить из рукава очередного джокера. Для этого олигарх не погнушался воспользоваться услугами и сотрудников полиции. Под удар административно-финансового прессинга Невейницына попали не только знакомые и друзья Ковыряева, но и его близкие, в том числе дети.

Проект №1: «Хочу «Мечту»

Один из очередных «проектов» с использованием «арбитражных джокеров», запущенный Невейницыным еще в прошлом году, продолжает набирать обороты. О конфликте, где главной разменной монетой стал актив в виде помещения, принадлежавшего ООО «Магазин №49 «Мечта», «ОМ» подробно написал в материале – «Методы Станислава Невейницына: «Мечта» разбилась о банкротство». Как мы сообщали, Невейницын, пытаясь получить контроль над этой компанией, создал весьма сложную ситуацию. В результате фирму, совладельцами которой вместе с ним была и мать Владимира Ковыряева, объявили банкротом (дело №А57-28136/2018). Инициатор банкротства – покупатель помещения, принадлежавшего «Мечте», из-за серии арбитражных процессов фактически остался без денег и помещения. В свою очередь, сам автор спланированного “хаоса” объявил всех участников заговорщиками и обратился в правоохранительные органы. Понимая, что этот актив может выскользнуть из его рук, и, видимо, желая создать массу проблем своему оппоненту (такого мнения придерживается главный кредитор «Мечты»), Невейницын попытался заявить свои права на конкурсную массу. И это ему, хоть и не сразу, невероятным образом удалось.

Первая попытка была связана с желанием самого Невейницына оказаться в числе кредиторов. Для этого он представил в суд договор об оказании юридической фирмой «Эксперт» услуг по взысканию с «Мечты» ранее признанного судом долга, возникшего при разделении имущества общества. Арбитражный, а затем и апелляционная инстанция отказали заявителю в праве требовать в рамках процедуры банкротства с «мечты» почти 227 тысяч рублей. После этого в бой вступила компания «Техногруппа», перекупившая право требования долга у УК «Феникс Плюс», которой «Мечта» за жилищно-коммунальные услуги задолжала порядка 272 тысяч рублей. Участники процедуры банкротства – арбитражный управляющий и основной кредитор выступили против этого. Они расценили действия «Техногруппы» как желание Невейницына все-таки получить хоть какой-то контроль над процессом банкротства.

В судебных заседаниях сообщалось, что компания «Техногруппа», бенефициаром которой является Илья Лыков, на самом деле аффилирована с Невейницыным. Дело в том, что Лыков до определенного времени являлся законным супругом родной сестры бизнесмена. Кроме того, владелец «Техногрупппы» воспитывает вместе со своей уже бывшей женой двоих детей – племянников Невейницына. В дальнейшем представители управляющей компании «Феникс Плюс» также заявили в суде, что считают договор переуступки долга не вполне справедливым и не исключили возможности его обжаловать.

Между тем, 1 июля 2019 года судья Арбитражный суд Саратовской области Елена Шкунова удовлетворила иск «Техногруппы», признав договор правопреемства допустимым для внесения в реестр требований кредиторов. Основной кредитор обжаловала это в 12-м арбитражном апелляционном суде. 15 августа коллегия в составе судей Олега Грабко, Людмилы Макарихиной и Игоря Макарова встала на сторону заявительницы и отменила решение первой инстанции. Однако 21 октября кассационная инстанция неожиданно посчитала, что нижестоящий суд плохо разобрался в вопросе аффилированности «Техногруппы» с Невейницыным.

В итоге «джокеры», теперь уже в лице председательствующего судьи 12-го арбитражного апелляционного суда Олега Грабко, судей - Людмилы Макарихиной и Анны Самохваловой (заменила Игоря Макарова), после настоятельной рекомендации кассационной инстанции во всем разобраться, 12 декабря отменили свое же решение и удовлетворили жалобу компании «Техногруппа» о внесении ее в реестре требований кредиторов к должнику на сумму более 272 тысяч рублей. Теперь, как утверждали в суде другие участники процесса, Невейницын будет не только участвовать в банкротстве «Мечты», но и попытается всячески затянуть процедуру.

Позиция судей понятна – они, как говорится, исходят из закона и внутреннего убеждения. Впрочем, из чего рождается такое убеждение не совсем понятно. Первый раз Грабко и Макарихина почему-то посчитали, что между «Техногруппой» и Невейницыным имеется связь, а при повторном рассмотрении дела фемида в их лице резко неожиданно ослепла. Для них не показалось странным, что «Техногруппу» в суде представляла завсегдатай процессов, где имеются интересы Невейницына, юрист Ольга Мокеева. Конечно же – это всего лишь совпадение.

Примечательно и другое. Когда 12-й арбитраж в первый раз рассматривал дело, судья Макаров задавал крайне неудобные вопросы юристу «Техногруппы». Его интересовало – в чем был коммерческий смысл выкупа долга у «Феникс Плюс»? Зачем приобретать долг за 272 тысячи, если потом по суду «Техногруппа» получит те же самые 272 тысячи? Кроме того, придется нести расходы на юристы. Макаров не получил вразумительный ответ и высказался против позиции кредитора, удовлетворив жалобу инициатора банкротства «Мечты». После кассации Макарова отправили в командировку, и его сменила Самохвалова. Она быстрее прониклась в чаяния «Техногруппы».

Не учли судьи и другие данные, которые свидетельствуют об аффилированности Лыкова с Невейницыным. Так, в базе данных Seldon.com имеются сведения, которые говорят, что Лыков является участником ряда фирм, соучредителем которых в то же время значится и Невейницын. Например, учредителями ООО «Девелопмент групп» являются ООО «Зерновая компания» и Илья Лыков. В свою очередь, «Зерновой компанией» владеют Невейницын и его мать Нелли Невейницына. Фирмой «Зодчий», фигурировавшей в одной из наших публикаций, также владеет Лыков и ООО «Транспром». Последнюю – возглавляет Евгений Персов, являвшийся когда-то директором фирмы «ЗНО» (владелец Невейницын). Персов, напомним, засветился в истории с судебными спорами между фирмой «ТриалИнвест» (был директором) и ОГК-2 в Троицке Челябинской области. Фирмой «ТД «Винторг-плюс» владеют – «ЭПК» и опять же Лыков. Он (через ООО «Заволжский элеватор») вместе с компанией «Олеонафта» и Невейницыным числится бенефициаром и «Промсельхозбанка».

И, да, для суда куда важнее оказались формальные признаки – компанией юридически владеет Лыков, который уже даже и не родственник Невейницыну, а всего лишь бывший муж его сестры. На этот факт стоит обратить внимание, поскольку точно такие же взаимоотношения Невейницын склонен расценивать в других случаях как злонамеренные действия против себя.

Проект №2: «Тайну следствия подкинули Фемиде»

Вторым и наиболее перспективным для себя «проектом» Невейницын, видимо, считает банкротство Владимира Ковыряева, задолжавшего благодаря названным нами «арбитражным джокерам» порядка 20 млн рублей. В сентябре 2019 года компания Невейницына – «ЭПК» инициировала банкротство Ковыряева. Логику такого решения олигарха можно понять – в ходе исполнительного производства с Ковыряева удалось взыскать не более, чем 100 тысяч рублей. Поэтому и было принято решение отсудить хоть какое-то имущество в ходе процедуры банкротства. Дело № А57-19978/2019 ведет судья Юлия Федорова, арбитражным управляющим назначена Елена Юшкова (член союза арбитражных управляющих «Возрождение», в реестре с начала 2019 года). В числе кредиторов значатся и другие лица, в том числе сожительница Ковыряева – Наталья Чиркова.

Казалось бы, в этом деле все предельно просто, но если бы это не касалось интересов Невейницына. Поэтому 12 декабря в рамках дела о банкротстве «ЭПК» при поддержке арбитражного управляющего подают иск против Чирковой. В нем говорится, что 26 августа 2014 года Ковыряев (еще работал у Невейницына) в одном из операционных офисов «Альфа-банка» внес 1,944 млн рублей за Чиркову по договору купли-продажи ею автомобиля Mersedes. Автомобиль был приобретен в ООО «Икар». Уточняется, что оплата была произведена Ковыряевым безвозмездно. При этом, истец отмечает, что Ковыряев именно в этот период нанес ущерб «ЭПК», что впоследствии подтвердил арбитражный суд. «ЭПК» потребовал наложить на автомобиль обеспечительные меры.

В качестве аргументов заявитель приводит тот факт, что Ковыряев проживает вместе с Чирковой, у них двое детей, а сам ответчик работает в фирме гражданской супруги. В исковом заявлении указываются персональные данные детей Чирковой, но самое главное – прикладывается справка за подписью начальника службы безопасности «Альфа-банка», адресованная старшему следователю СУ МУ МВД «Энгельсское» Саратовской области Алине Выповой. Да, вы прочитали верно – именно ей. Именно Алина Выпова возбудила изначально уголовное дело в отношении Ковыряева по факту топливного насоса высокого давления. Ей же было поручено и расследование всех дел в отношении Ковыряева, в том числе по факту хищения трубопровода (возбуждено начальником СУ МУ МВД «Энгельсское» Николаем Шестаковым).

Сменила табличку

О том, как Выпова расследовала дело, какие нарушения ею были допущены и какая оценка ее действиям была дана прокуратурой Саратовской области и судами наше издание сообщало не раз (серия публикаций о «трубном деле»). Более того, наши публикации стали объектом пристального внимания со стороны службы безопасности ГУ МВД по Саратовской области, которая пришла к выводу, что журналисты якобы оклеветали честного следователя, своей критикой вмешались в ее законные действия и помешали следствию изобличить такого опасного человека, как Ковыряев. Полиция обратилась в СК с требованием привлечь журналистов к уголовной ответственности за клевету, совсем забыв о составе этого преступления – сообщение должно быть заведомо ложным. Однако дважды инициированная проверка пока не дала никаких результатов, поскольку каждое слово, опубликованное в материалах «ОМ» имеют документальное подтверждение. Кроме того, ни один закон РФ не запрещает СМИ давать оценку действиям публичных лиц, в том числе работников правоохранительных органов.

В итоге Выпова после передачи уголовного дела под юрисдикцию ГСУ ГУ МВД по Саратовской области через некоторое время была исключена из следственно-оперативной группы. Перед этим в отношении нее энгельсский суд 4 раза выносил частное постановление о нарушении закона, и она была дважды привлечена к дисциплинарной ответственности. Теперь у следователя Выповой другая фамилия – на двери ее кабинета висит табличка: А.В. Агейкина.

Но вернемся к справке, адресованной Выповой и странным образом попавшей представителям Невейницына, который решил использовать этот аргумент против матери детей Ковыряева. Как этот документ, полученный следователем в рамках УПК при проведении оперативно-следственных мероприятий, пока не ясно. Вариантов, впрочем, может быть только два – справку выкрали либо Выпова-Агейкина отдала ее сама. В первом случае у внимательного ОРЧ СБ должны возникнуть вопросы не только к Выповой, но и представителям Невейницына. Во втором случае дело попахивает превышением и злоупотреблением служебными полномочиями. Отметим, что Ковыряев уже обратился по факту разглашения конфиденциальной информации в ОРЧ СБ ГУ МВД России по Саратовской области, УФСБ по Саратовской области и СУ СК по Саратовской области.

Служебно-родственные связи

В этом заявлении сообщаются весьма любопытные факты из биографии следователя Выповой. В частности Ковыряев пишет, что Выпова якобы является дочерью Владимира Агейкина, работавшего в ОПУ ГУВД по Саратовской области вместе с бывшим директором, а теперь просто представителем «ЭПК» Сергеем Маганом. По словам заявителя, благодаря связям своего отца, Выпова по направлению от регионального ГУВД поступила в Санкт-Петербургский университет МВД России. Окончив его, она поступила на службу в ОПУ ГУВД по Саратовской области. Поработав там, Выпова перешла на службу в один из отделов полиции Саратова, где определенное время начальником являлся Илья Молчанов – бывший сослуживец Магана и бывший подчиненный Михаила Петрова, возглавляющий сейчас службу безопасности Невейницына.

В начале 2018 года Выпову приняли на должность следователя СУ МУ МВД РФ «Энгельсское» Саратовской области. Примерно в это же время, из Саратова в энгельсскую полицию перевелся на должность участкового оперуполномоченного племянник Магана – Валерий Маган. На должности руководителя МУ МВД «Энгельсское» находился Молчанов. Примечательно, что сейчас Валерий Маган проходит фигурантомпо уголовному делу за совершение должностного преступления.
Именно Выповой и было поручено расследование уголовного дела, потерпевшим по которому была признана компания, принадлежащая Невейницыну. На тот момент «ЭПК» возглавлял Маган старший. Стало это совпадением или нет, но после того, как Выпова взялась за расследование дела в отношении Ковыряева, ее повысили до должности старшего следователя.

Как отмечает в своем заявлении Ковыряев, когда уголовное дело передали в область и следственно-оперативную группу (СОГ) возглавила следователь ГСУ Нина Жданова, Выпова-Агейкина, не ставя последнюю в известность, 22 июля 2019 года составила и направила в рамках уголовного дела в «Альфа-Банк» запрос о предоставлении информации по расчётам по сделке купли-продажи Чирковой автомобиля. Примечательно, что автомобиль никогда не являлся предметом расследования по уголовному делу в отношении Ковыряева, а Чиркова не имела по нему никакого статуса. А затем справка из банка каким-то образом оказалась у Магана, представившего ее в арбитражный суд.

Ковыряев пишет в своем заявлении: «Уверен, что следователь Выпова (Агейкина) А.В. «не бескорыстно» передала потерпевшей стороне документы из материалов уголовного дела, полученные в ходе следствия и тем самым разгласила данные предварительного следствия <…> Все указанные выше обстоятельства дают мне полное основание утверждать, что на территории Энгельса действует организованное преступное сообщество, состоящее из бывших и действующих сотрудников правоохранительных органов, которые используя свои связи, служебное положение и финансирование со стороны заинтересованных лиц, путём подделки документов и создания «видимости» доказательств возбуждают в отношении предпринимателей и бывших руководителей крупных предприятий незаконные уголовные дела и инициируют незаконное уголовное преследование».
_________________________________________________

Напомним, сейчас расследование по факту хищения трубопровода в отношении Ковыряева прекращено. Фигурант получил право на реабилитацию. Во многом это стало возможным благодаря вмешательству прокуратуры Саратовской области, надзирающей за расследованием уголовного дела. Мы отмечали, что областное надзорное ведомство в лице первого замоблпрокурора Иосифа Минеева выбрало крайне сдержанную позицию, однако, здравый смысл и самое главное отсутствие видимых результатов по делу, доказательств вины Ковыряева и многочисленные нарушения, в том числе волокита со стороны следователей привели к прекращению в рамках дела уголовного преследование фигуранта по факту хищения трубопровода. Об этом в очередной раз на приеме Ковыряеву заявил Иосиф Минеев. Он заверил фигуранта дела, что расследование и впредь будет находиться на строгом контроле ведомства. Ковыряев передал Минееву жалобу о затягивании сроков и незаконности его уголовного преследования.

Между тем, расследование уголовного дела, теперь только по двум эпизодам, продолжается. Как мы уже сообщали, его продлили до 4 февраля 2020 года. Обвинение Ковыряеву предъявлено лишь по факту хищения топливного насоса, однако, за все время расследования доказательства вины фигуранта так и не были собраны. Еще по одному весьма спорному эпизоду следствие вообще еще никому не предъявило обвинение. По некоторым данным, члены СОГ уже в который раз допрашивают свидетелей, пытаясь получить от них нужные сведения. На некоторых из них, по информации адвокатов Ковыряева, пытаются якобы оказывать давление. Впрочем, такими методами ранее пользовалась Выпова-Агейкина.

https://om-saratov.ru/social_article/23-december-2019-i81235-djokery-stanislava-neveini