КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Больничное ГЧП: во сколько обходится саратовскому бюджету наследство экс-мэра Грищенко и почему все молчат о деприватизации



Последствия приватизации ведомственной больницы год за годом вынимают миллионы рублей из облбюджета и федеральной казны.

Городская больница №12 в Саратове уже 15 лет платит частным конторам за свои же собственные палаты и поликлинику. На фоне нынешней реприватизации с участием Росимущества странно, что чиновники ухватились за Крытый рынок и кинотеатр «Победа», абсолютно забыв о таком важном соцобъекте, как больница.

Будущий мэр и бывшая заводская больница

Чтобы понять, почему ГУЗ «Саратовская городская клиническая больница» и «Областной кардиологический диспансер», в который она была преобразована 10 сентября 2020 года, оказались в таком щекотливом положении, следует заглянуть в историю.

В советские годы больница была ведомственной, строил ее хозяйственным способом Саратовский шарикоподшипниковый завод, с которого, как известно, начинался карьерный рост будущего мэра Саратова Олега Грищенко.

В 1994 году завод был приватизирован целиком, вместе с медсанчастью. Хотя закон о приватизации предписывал заводам сдавать соцобъекты городу – что другие и делали – СПЗ стал исключением. Предприятием в это время руководил тесть Грищенко Анатолий Чистяков и приватизацию медсанчасти поддержал, а чиновники – не возражали.

После смерти Чистякова Олег Грищенко унаследовал его акции, в 2005 году будущий мэр уволился с завода, но пакет сохранил. А в 2006 году при его участии и появилось ООО «Парацельс», на которое перевели имущественный комплекс медсанчасти — больницу в 7 этажей и поликлинику в 4 этажа суммарной стоимостью 215,7 млн рублей.

С этого момента начинается многолетняя история арендной кабалы. Один за другим главврачи 12-й горбольницы платят собственникам помещений аренду. Платили они ее и в карантинный 2020 год. Больница подведомственна региону, а, значит, раскошеливаться раз за разом приходится областной казне.

Фирма «Парацельс», чье родство с покойным мэром Олегом Грищенко еще прослеживается в ЕГРЮЛ, в 2010 году, как подсчитал «Взгляд-инфо», имела с больницы по 50 млн рублей в год. Заметим, это больше, чем сейчас, спустя 11 лет, мэрия Саратова решается стребовать с ЗАО СПГЭС за все подстанции вместе взятые да еще стесняется поднять плату. Фирма «Парацельс» не стеснялась, пока не приказала долго жить, рассыпавшись в 2013 году на целых пять ООО: «Орион»«Крокус», «Геатон»«Деметра» и «Мираж».

Чего боится действующий мэр Саратова

Интересно, что в акционерах «Парацельса» мелькнул некто Дмитрий Александрович Исаев – полный тезка родного брата действующего мэра города. Вот такой круговорот мэрских активов в природе. Недавно Михаил Исаев разразился гневной филиппикой по поводу того, что на его родственников де готовится некая атака с компроматом. Интересно, чего больше опасался Михаил Александрович – то ли того, что имя брата всплывет в СМИ, то ли того, что на фоне затеянной реприватизации кто-то вспомнит и о больнице? Лечебное учреждение, которое снабжается за счет бюджета и бюджетными же деньгами платит частнику, за свои же стены — это вам не трусами в кинотеатре торговать! На фоне близящихся выборов может запахнуть такими оргвыводами, что мало не покажется никому из причастных лиц. И светлая память Олега Васильевича не поможет.

Согласно порталу Картотека.ру, фиксировавшего изменения в ЕГРЮЛ, Исаев Дмитрий Александрович владел 33,3% доли в уставном капитале «Парацельса», это 1,1 млн рублей, в 2012 году . На момент ликвидации компании он ее совладельцем уже не числился. «Парацельс» пришел к финалу со следующим составом собственников: Владислав Малышев (36%), Александр Рожков (8,5%), Станислав Порваткин (33,3%), Василий Омельченко (22,2%), а все остальное — у ООО «Стелс», которое в 2007 году контролировало 213,5 млн рублей в уставном капитале. Правда, к моменту ликвидации капитал усох до 3,4 млн.

Сейчас Дмитрий Исаев существует в мире бизнеса только как ИП, а остальные фирмы ликвидированы. Так что мэр Михаил Исаев может за родню пока не переживать. Что бы ни случилось с больницей, Дмитрий Александрович сейчас тут вроде бы ни при чем.

Сообразили на четверых

Как распоряжался арендой «Парацельс» — это вопрос. Ни одного контракта в рамках госзакупок с ним не подписывали. Зато унаследовавшие его активы ООО в муниципальных контрактах как в шелках. Исключение – ООО «Орион», канувшее в ликвидацию.

Вот, например, ООО «Геатон» с видом деятельности — аренда недвижимости, и 4 сотрудниками в штате. Компания принадлежит с 2018 года Грищенко Дмитрию Олеговичу. Основывали его Александр Рожков и Сергей Капитошин, но в сентябре того года оба из бизнеса вышли.

Недвижимость в аренду «Геатон» сдавал и сдает по сей день. Первый контракт с больницей №12 был подписан им в 2014 году. Аренда потянула на 15 млн рублей на срок с 1 декабря 2014 по 31 октября 2015 года.

Сдавались больнице ее же палаты по цене 350 рублей за кв. метр. Предметом договора стало помещение по адресу улица Крымская, 15Б. Это и есть больница, которая состоит из трех зданий с адресом Крымская, 15 и разными литерами. Впрочем, это не единственный муниципальный клиент Грищенко-младшего.

В послужном списке компании есть контракт на аренду помещений, подписанный в сентябре прошлого года с ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы минтруда и соцзащиты РФ». Федеральное учреждение снимает в здании поликлиники на Крымской, 15А помещение за 21,5 тысячи рублей.

В обоих случаях договоры аренды – это закупка у единственного поставщика. Потому что деваться бюро и больнице некуда. Поликлинику приватизировали давно и у них разрешения не спрашивали. Самый свежий контракт на аренду бюро экспертизы заключало с «Геатоном» в этом году, 29 января, и потянул он на 237 тысяч рублей.

В декабре 2020 года гостеприимство «Геатона» в очередной платил уже областной кардиологический диспансер, поскольку больница была реорганизована. Новое учреждение выложило 8,2 млн рублей за полгода аренды 3,9 тысячи кв.метров помещений по Крымской, 15. А в целом 2020 год «Геатон» закрыл с выручкой 16,8 млн рублей.

Отпочковавшееся от «Парацельса» ООО «Деметра» принадлежит Жанне Татьяниной. Эта компания также заключала договоры аренды с больницей №12 и заключает их с кардиодиспансером. Больница снимала у нее помещения, подписывая договоры на сумму порядка 3,6 млн рублей. В октябре 2020 года договор аренды ценой 10,4 млн рублей заключил диспансер. Предмет договора в реестре контрактов портала госзакупок обозначен как «Услуга по предоставлению во временное пользование нежилых зданий». Очередной главврач подписал договоры аренды трех зданий площадью 8,4 тысячи, 884 и 717 кв.метров.

Интересно, что в договоре указано, что одно из зданий, которое занимает 884 кв.метра, принадлежит компании «Крокус», еще одному наследнику «Парацельса». Контракт считается исполненным. Срок действия — с октября по декабрь 2020 года. В общем, в карантинный год арендодатель от падения выручки не страдал. Как и во все предыдущие. Выручка «Деметры» в 2020 году — 11,9 млн рублей.

В свою очередь, «Крокус» подписал в феврале 2019 года с больницей контракт на 40,2 млн рублей. В феврале карантинного 2020 года — контракт на 20,9 млн рублей с больницей и такой же — с кардиоцентром. С выручкой, поданной в ФНС, эти суммы почему-то не бьются, финансовый результат 2020 года — 15,4 млн рублей. Владелица «Крокуса» — Грищенко Елена Анатольевна.

Наконец «Мираж», фирма Владислава Малышева, скромно подписала в июле 2020 года контракт с кардиодиспансером на 10,4 млн рублей. В 2018 и 2016 году ей по 40,4 млн рублей платила больница №12. Выручка 2020 года составила 14,8 млн рублей.

Резюме получается незамысловатым. Недвижимость уплывшей в частные руки больницы в 2013 году растеклась по трем фирмам, которые каждый год исправно зарабатывают на бюджетном лечебном учреждении, не страдая от пандемии и прочих кризисов.

Тушите свет

Посмотрим, куда занесла судьба бывших учредителей ООО «Парацельс». Станислав Порваткин сейчас руководит «Крокусом», одним из арендодателей, Рожков создавал «Геотон», чтобы передать его в сентябре 2018 года Дмитрию Грищенко, Малышев возглавляет «Мираж», Омельченко — «Деметру» и «Стелс».

И хотя «Стелс» ничего не сдает государству, у него есть правопреемник — ООО «Стела».Эта фирма принадлежит Жанне Татьяниной, собственнице «Деметры», и тоже делает деньги на аренде. «Стеле» на правах собственности принадлежат помещения по Московской, 55 — в бывшем здании Управления мелиорации.

С 2015 по 2017 год там обитал там любимый арендатор саратовской мэрии — ЗАО «СПГЭС», плативший за офис примерно по 1 млн рублей в год. Если учесть, что «СПГЭС» тоже связывают с семьей покойного экс-мэра Саратова, то аренда выходит очень дружественной.

Короткий итог: пока Саратов в 2020 году разбирался с карантином и спешно превращал в ковидные центры роддома, пока благотворительные фонды распределяли миллионы на не построенную до сих пор инфекционную больницу, лечебное учреждение в Заводском районе исправно отстегивало десятки миллионов частникам. И бюджет безропотно платил за возможность принимать больных в здании, изначально для больницы строившемся. Платил лицам, не имевшим к строительству больницы никакого отношения и многие годы без проблем получавшим и продолжающим получать свою ренту. Вот такой вот парадокс, эхо приватизации.

Источник:  https://www.business-vector.info/bolnichnoe-gchp-vo-skolko-122821/